aif.ru counter
2268

Город невезения. Пермь – столица проклятых проектов?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41. АиФ-Прикамье 08/10/2013

В итоге в городе-миллионнике гостей встречают «позорные ворота» (это и аэропорт, и ж/д вокзал Пермь II, и автовокзал). Посетители художественной галереи могут увидеть лишь малую толику из её богатой уникальной коллекции. Раскуроченная в ремонтах унылая набережная с шансоном из шатров нагоняет тоску. Бедные животные и сотрудники зоопарка теснятся на костях великих предков. Ведь обещать - не значит построить. 

Запарки с зоопарком

Зоопарк с 30-х гг. XX в. располагается на месте архиерейского кладбища, где похоронены не только пермские иеромонахи, но и герои Отечественной войны 1812 г., многие известные деятели и учёные. Кроме того, ещё в середине прошлого столетия стало ясно, что зверинец исчерпал возможности для развития из-за ограниченности в площадях. Поэтому в 70-х гг. пермский горисполком поручил разработать проект для нового зоопарка. Уже начали под него готовить площадку в Черняевском лесу (вдоль шоссе Космонавтов), но проект зарубили в Госплане. 

По инициативе всё той же РПЦ к переносу зоопарка вернулись после развала СССР. В 2007 г. городские чиновники радостно сообщили всему миру, что суперсовременный ландшафтный зоопарк построят на Братской, 100. Проектную документацию тогда подготовила испанская компания Amusement Logic. В 2012 г. глава Перми Игорь Сапко пообещал, что уже этой осенью начнётся строительство зоопарка, чтобы в 2014 г. открыть его. Но… весной этого года краевые власти всё опять переиграли, решив, что лучше разместить зверинец в аппендиксе Черняевского лесопарка между ДКЖ и Гознаком. Мотив знакомый: здесь будет дешевле и быстрее, чем на Архиерейке. Адаптировать проект отдали тем же испанцам, озвучив новые сроки ввода зоопарка - 2015 г. Но есть большие сомнения, что успеют к этому времени. Против размещения зоопарка в Черняевском лесу выступают известные пермские учёные и экологи, а также Минприроды России, которое на днях потребовало от прокуратуры не допустить этого. Более того, администрация Перми, которая сейчас готовит проект бюджета на 2014-2016 гг., предложила отказаться в нём от расходов на перенос зоопарка.      

Галерея на выселках

О переезде пермской художественной галереи из Спасо-Преображенского кафедрального собора заговорили в начале 90-х прошлого века. После распада Советского Союза РПЦ потребовала вернуть ей собор. Тогда же пермские архитекторы разработали первые проекты нового дома для ПГХГ, которые благополучно так и остались на бумаге. В разное время для галереи предлагали здания бывшего института ракетных войск, ДК «Телта», госпиталя ветеранов ВОВ, городской администрации. 

Снова тему переезда подняли при губернаторе Олеге Чиркунове. В 2008 г. краевые власти с помпой провели международный конкурс на архитектурный проект нового здания галереи. В конкурсе, на который угрохали огромные деньги, победили москвич Борис Бернаскони и швейцарец Валерио Олджиати. Новое здание обещали построить к 2010 г., но вскоре грянул экономический кризис, и от их красочных проектов отказались. В прошлом году, на закате эпохи Чиркунова, власти заключили контракт с известным архитектором Петером Цумтором. Весной этого года он представил эскизы своего проекта. Кстати, многие пермские архитекторы и эксперты восприняли его в штыки.      

И вот в сентябре стало известно, что власти отказались от проекта Цумтора (из-за дороговизны и сложности) и хотят переселить ПГХГ на речной вокзал. А время поджимает: по договору, к 2015 г. галерея должна съехать из кафедрального собора. 

Инфографика Фото: АиФ-Прикамье

Набережная с коннекторами

В 2008 г. голландцы из KSAP презентовали тогдашнему главе Игорю Шубину впечатляющий эскизный проект набережной. Чего только стоило их мудрёное словечко «коннектор» - конструкции-переходы, которые должны были связать Каму с центром Перми. Предполагалось, что будет аж 4 коннектора: «Музейная площадь», «Компрос», «Улица Сибирская» и «Улица Попова». Это великолепие должно было появиться уже в 2010 г. Но к 2011 г. с горем пополам да с большими огрехами отремонтировали небольшой участок от речного вокзала до насосной станции. На дворе 2013 г., а на набережной только сейчас начинает валяться глобальный ремонтный конь. Её реконструкция прочно ассоциируется со сдвигами сроков и незаконными конкурсами, которые то и дело отменяет краевое УФАС.  

Власти обещают, что к 31 июля 2014 г. подрядчики сдадут первую очередь набережной (от Кафедрального собора до насосной станции). Но этим летом сити-менеджер Анатолий Маховиков констатировал: «Ремонтные работы ведутся с отставанием».

Аэропорт-сарай

Здание аэропорта Пермь (Большое Савино), которое в народе прозвали сараем, построили ещё в 1967 г. О замене морально устаревших воздушных ворот, к тому же не справляющихся с пассажиропотоком, говорят уже давно. В 2011 г. показалось, что дело сдвинулось с мёртвой точки. Олег Чиркунов, большой любитель привлечения мировых звёзд к проектам, разработку концепции пермских аэроворот поручил архитектурному бюро Рикардо Бофилла. В начале 2012 г. он даже представил красивый проект нового терминала в виде буквы «дельта», способного одномоментно принимать до 2 тыс. пассажиров. Но вскоре Чиркунова отставили, а его сменщик Виктор Басаргин пошёл другим путём, затеяв приватизацию аэропорта. 

В феврале этого года краевые власти провели скандальный конкурс по отбору инвесторов для строительства нового аэропорта. Строительство опять откладывается, и далеко не факт, что в 2016 г. запустят новый аэровокзал. За всеми этими передрягами все как-то подзабыли, что ещё летом 2012 г. в Большом Савино хотели открыть пневмокаркасный комплекс.     

Мифическое метро

В 1976 г. Пермь включили в список городов, где должны были строить метрополитен. К 1982 г. управление капстроительства подготовило официальный план двух первых веток, утверждённый в Госплане. Первую линию предполагалось запустить в 1991 г., вторую - в 2015 г. Но с метро пермякам тогда подкузьмили заклятые соседи-свердловчане. Когда уже можно было рыть первые тоннели в Перми, об этом узнали в Свердловске (его не было в Постановлении о развитии метро от 1976 г. - Авт.). Их тогдашний секретарь обкома Борис Ельцин добился аудиенции у Брежнева и тот дал добро на строительство подземки в его городе. А Пермь задвинули. В начале нулевых столица Прикамья попала в Федеральную программу строительства метрополитенов до 2020 г., а «Пермгражданпроект» подготовил проект. И снова дальше дело не пошло. Недавно инициативная группа обратилась к губернатору с просьбой пролоббировать идею метро в Перми. На что Виктор Басаргин ответил, что сейчас такой проект не потянуть из-за огромной стоимости работ.

Аэропорт гарантирую, метро подождёт

Виктор БАСАРГИН, губернатор Пермского края:

– Споры вокруг аэропорта вышли за все приемлемые рамки и сроки. Край за очень короткое время имеет реальную возможность превратить объект, за который просто стыдно, в современный аэрокомплекс. Я даю личные гарантии этого, если нам дадут работать прямо сейчас (читай: депутаты краевого ЗС утвердят предлагаемую схему приватизации. - Авт.). 

Мы готовы вкладывать деньги в речной вокзал, чтобы разместить в нём художественную галерею. Сейчас обратились к специалистам: что потребуется для реализации этого проекта? По сравнению со стоимостью проекта Цумтора (около 1,9 млрд руб. - Авт.), мы за деньги втрое меньшие получаем почти вдвое больше площадей, реставрационную мастерскую, площади под архивы. 

Пермь - город-миллионник, и формально говорить о необходимости строительства метро имеем полное право, но давайте будем смотреть правде в глаза. Перми оно обойдётся вдвое дороже, чем другим городам, из-за близости реки, подвижных грунтов, карстовых образований и т. д. К сожалению, нужно ждать новых технологий, которые позволят снизить стоимость строительства. Реалистичные прогнозы говорят, что принимать решение о метрополитене можно будет лишь в начале третьего десятилетия этого века.

Жертвы политики ликвидкома

Никита Федотов, преподаватель колледжа «Оникс»:

Главная проблема - пока обсуждают новые проекты (большая часть которых так и остается на бумаге), созданная в советское время инфраструктура разрушается (дома культуры, библиотеки, вокзалы, школы, детские санатории и т.д.). Несколько десятилетий в регионе господствует политика ликвидкома. Она не предусматривает понятий «созидать», «создавать», «строить» (откройте статистику за 20 последних лет!). И это проблема всероссийского масштаба, а не отдельно взятого региона или города. В Перми символом такой политики стала ликвидация фонтана у Драмтеатра. В крае проблема проявляется в провале амбициозных проектов, характерный пример - растянувшееся на 8 лет строительство театра в Кудымкаре.  

Если обратиться к истории нашего города, например, к советскому периоду (когда реализовали самые крупные инфраструктурные проекты), то можно и нужно использовать лучший опыт тех лет, чтобы выработать современную стратегию развития. Это потребует мобилизации всех ресурсов региона – экономических и трудовых, консолидации всех сил – политических и общественных, а главное – внятного образа будущего. Без этого любые отдельные проекты будут лишь десертом для криминально-олигархического класса, дожирающего советскую инфраструктуру. Чтобы двигаться вперёд, нужно поменять приоритеты и стратегию с потребительства и ликвидации на созидание и развитие.

Общество не Тимошка, считает немножко

Денис Галицкий, правозащитник:

– Нереализуемость знаковых проектов – скорее следствие не отсутствия у властей воли, а наоборот, силы общества. Чиркунов не страдал слабостью в проталкивании своих детищ, да и Басаргин - не слюнтяй. Но общество уже не то, мнение которого можно просто игнорировать. 

Вот и получается, что проекты, по старинке волюнтаристски выбранные руководителем и отражающие его пристрастия, натыкается на неприятие общества, во многом справедливое и потому эффективное. Противодействие усиливается ещё и масштабом затрат: люди уже начинают считать бюджетные деньги своими и следить за их эффективной тратой. 

Выхода два. Во-первых, власти могут тихонько понижать планку до того уровня, когда суммы станут незначительными и общество просто перестанет следить за ними. Движение в этом направлении мы видим: новая сцена оперного театра чудесным образом подешевела чуть не в 3 раза, здание галереи решили вообще не строить. Во-вторых, власти могут начать слушать общество, но придётся создать реальный Градостроительный совет, начать широкие консультации по целям каждого проекта и опираться на реально доступное финансирование. Боюсь, что к этому Басаргин не готов. Опыт федерального чиновника не способствует опоре на общество, эффективное взаимодействие с гражданами развивается снизу вверх, от уровня муниципалитета.

У меня скептическое отношение к возможности реализации знаковых пермских проектов в ближайшее время. Хотя проблему той же галереи всё равно придётся решить и тут у пермяков есть шанс добиться реалистичного проекта. Это возможно, если навалиться на проблему всем миром. Но позволит ли власть пермякам поучаствовать?

Нужен гражданский контроль

Надежда Агишева, представитель Народной счетной палаты:

Построить важные объекты в Перми не дает отсутствие у чиновников опыта управления крупными инфраструктурными проектами. Мне кажется странным неумение соизмерять амбиции и возможности, сохранять преемственность решений о проектировании и строительстве, отсутствие ответственности за озвученные решения. Выход из ситуации только один - создание инструментов общественного контроля. Иначе обещания так и останутся обещаниями. Ведение таких важных проектов должно стать публичным и максимально открытым. Но, к сожалению, новая команда краевого правительства опять действует совершенно закрыто, решения принимаются кулуарно.

Нужен Институт генплана

Игорь Луговой, почётный архитектор России:

На мой взгляд, нужно определить приоритетные проекты. Максимум их должно быть три. Надо не мечтать о том, что хочется, а делать то, что нужно и возможно сейчас. Как вариант: аэропорт, галерея и территория микрорайона ДКЖ с автовокзалом и интермодальным узлом Пермь II.

Нужен Институт генплана Перми, который будет постоянно заниматься мониторингом и актуализацией генплана и всех правовых актов, регулирующих градостроительство по заданию главы города. Этот институт не должен быть креативным генератором градостроительных идей, он должен выступать только в качестве технического инструмента корректировки и взаимоувязки нормативных правовых документов. Кстати, такие институты действуют практически во всех крупнейших городах России. Политику в отношении отдельных территорий и проектов должен осуществлять коллегиально градостроительный совет края и такой же экспертный совет Перми (его нужно создать вновь). Изменения в генплане возможны только после решения градсовета. Нельзя ограничиваться выбором одной архитектурной фирмы, какой бы авторитетной она ни была. Как показал опыт, знаменитое имя архитектора не гарантирует успешной реализации проекта. В случае особой значимости для города какого-то объекта следует проводить открытые архитектурные конкурсы, желательно в два этапа.

Бесплодная страсть

Олег Лейбович, профессор, политолог и культуролог:

Какое-то время назад у чиновников всех уровней высшая власть воспитывала проектное мышление: «управлять» - значило «управлять проектами». Отсюда страсть к реформаторству в министерствах и губернских управах. И в Перми на этой волне появились большие проекты. Публика в них охотно поверила, стала обсуждать, критиковать, в общем, превратила в факт общественного мнения. Не заметили только, что проектирование изначально было самоцелью. Интересное занятие: можно вдоволь помечтать, нарисовать захватывающие перспективы, встретиться с интересными людьми, отвлечься от будничных забот. Зачем же строить - и так хорошо.

Тем более что управлять проектами региональные власти так и не научились. Потому и не строят, а всё проектируют и проектируют...

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах