1793

Забытый север. Угольный поселок вымирает после закрытия шахт

Север Пермского края, некогда развитый промышленный район Урала, напоминает опустевшую Припять. Полузаброшенные кирпичные бараки, разрушенные хижины, унылый пейзаж и разбитая дорога – все это встречается по пути в Кизел, административный центр района.

После ликвидации основных градообразующих предприятий, в том числе «Кизелуголя», город стал одним из самых депрессивных муниципальных образований в Прикамье. Добыча угля была прекращена в 2000 году, поэтому многие жители стали покидать увядающий город, оставляя за собой вереницу пустых домов. Так, в середине XIX века численность населения достигала 60 тысяч человек, сейчас в Кизеле живут около 20 тысяч.

Читайте также:
Почему Кизел стал вымирающим городом?
 

Еще более плачевная ситуация сложилась в многочисленных шахтерских поселках, разбросанных по округе. Например, город Коспаш, получивший бурное развитие в СССР, со временем был разделен на несколько поселков. Один из них – Южный Коспашский находится неподалеку от Кизела.

Южный Коспашский

Дорога до поселка – выложенная в 50-х годах пленными немцами старая брусчатка, так и осталась единственным путем, соединяющим населенные пункты друг с другом. К слову, каждый день здесь курсирует местный автобус.

Проезжая через мост, можно заметить и речку Полуденный Кизел – одну из достопримечательностей района. По словам жителей, она всегда была оранжевого цвета из-за химических выбросов. Купаться в ней строго-настрого запрещалось.

Поселок

Через 20 км перед взором предстает Южный Коспашский. При въезде – кирпичная котельная и череда деревянных домов. В центре расположились несколько пятиэтажек, выстроенных в две линии. С ними соседствуют почерневшие от времени избы с заколоченными окнами.

Сам поселок возник в 1941 году при разработке угольной шахты. С 1980 годов в поселке существовал Кизеловский филиал Пермского завода электроприборов, работала швейная фабрика и цех водоснабжения. Но опять же после распада угольных предприятий люди стали спешно переезжать отсюда. Из 16 тысяч человек осталась всего 1 тысяча.

«Нормальное здесь место»

Некоторые дома полностью опустели. Другие – выставили на продажу. Некоторые жители не потеряли надежду продать свое жилье. Цены варьируются от 20 до 100 тысяч рублей за двухкомнатную квартиру.

На улицах – немноголюдно. Встречаются, в основном, пожилые люди: у подъезда, что-то бурно обсуждая, сидят три женщины, по улицам прогуливаются бабушки. Молодежь и вовсе не увидеть.

«Нормальное здесь место. Те, кто хотел уехать – уехали давно, – признаются местные. – А нам-то чего переезжать. И не так уж здесь плохо – есть школа, детский сад, больница».

У домов припаркованы грязные мотоциклы без номеров, неподалеку пролетел старенький «Иж», оставив за собой пыльный след.

Школа

Детская площадка пустует. Стоит отметить, что качели, турник и горка находятся в достаточно приличном состоянии.

Поблизости расположилось асфальтное футбольное поле и баскетбольная площадка, усыпанная осенней листвой.

«Мне мой поселок нравится. Очень красивое место. Сама учусь в школе. В этом году детей немного. Вроде, шесть человек в первом классе. Во втором побольше – восемь, что ли. Говорили, недавно и вовсе никого не могли набрать. А старших классов у нас нет», – рассказывает девочка, вышедшая из здания.

Услышав разговор, бабушка добавила, что во времена расцвета поселка в каждом классе было 30-40 детей и даже несколько параллелей.

У входа в дом красуются несколько разноцветных шариков. Сегодня в Южном Коспашском намечается свадьба. Это достаточное редкое явление, поэтому несколько бабушек уже мельтешат рядом, бурно обсуждая подробности торжества. «Ольга-то выходит замуж. У нее здесь батя живет. Слыхала, Тань?», – с оживленным взглядом говорит одна из них.

  Сегодня в Южном Коспашском намечается свадьба. Фото Дмитрия Овчинникова

Бабушка

С погодой сегодня повезло. На улице солнечно, лишь ветер обдувает морозным холодом. Зимы, как рассказывают жители, здесь суровые. «Может заметелить так, что становится не видно второго этажа. А давненько здесь валил черный снег от угольных шахт», – бухтят прохожие.

Люди, завидев чужака, начинают хмуриться и немедленно ускоряют ход. Складывается такое ощущение, что в поселке не рады приезжим гостям, особенно из благополучных городов.

Однако на улице удалось разговориться с бабушкой. Она любезно пригласила к себе. В квартире достаточно прохладно – отопление здесь включают с большой задержкой («Хотя за него платим круглый год», – несколько раз повторяет дама). Престарелая женщина рассказала, что переехала сюда еще в советское время. Проработала 25 лет на местных предприятиях, после чего вышла на пенсию.

«Нам, старшему поколению, здесь живется неплохо. Получаем пенсию, особо не жалуемся. Доживаем свое время, что еще сказать-то? Вот молодым людям некуда податься», – сетует женщина.

По ее словам, в поселке работы совсем нет. Процветает алкоголизм. Пьют все: школьники, девушки, старики. На вопрос, откуда деньги – собеседница говорит, что многие подрабатывают. Кто-то принесет дров, другие помогают по хозяйству пенсионерам. Молодые люди, вернувшись из армии, уходят в тюрьмы надзирателями. А экс-шахтеры, мужчины лет 40-50, уезжают в Пермь. Многие трудятся вахтовым методом.

Программа сорвалась

В прошлом году в Южном Коспашском должна была заработать краевая программа переселения – местная администрация приглашала к себе в поселок на постоянное место жительства людей, «испытывающих трудности с жильем и желающих организовать собственное дело в сфере сельского хозяйства». Им должны было предоставить свободные дома.

Однако социальные мероприятия были свернуты, так и не начавшись.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах