305

«Пилите, Слава!» Старейшее предприятие годами не вылезает из банкротства

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. АиФ-Прикамье 06/09/2017
Банкротство завода началось с долгов за воду.
Банкротство завода началось с долгов за воду. / Сергей Копылов / АиФ

К примеру, в 1955 году начали выпускать знаменитые бензопилы «Дружба», которые получили признание не только на родине, но и за рубежом. Но всё это в прошлом. И славные страницы истории, и большой коллектив, и огромные корпуса...

Некогда успешное машиностроительное предприятие серьёзно лихорадит уже 11 лет. А началось всё в конце 2005 года, когда МУП «Водоканал» и ООО «Новая городская инфраструктура Прикамья» подали в суд совместное заявление о банкрот­стве предприятия. Суд ввёл в отношении завода процедуру наблюдения и назначил временным управляющим Евгения Лысова.

В прессе почти сразу заговорили о том, что банкротство было преднамеренным и его можно было избежать. Так, Евгений Лысов в заявлении руководству Роспрома писал о том, что в 2001-2002 гг. топ-менеджмент ЗиДа заключил несколько заведомо невыгодных сделок. В итоге завод потерял 46 млн руб. Долгов перед поставщиками других ресурсов, кроме водоканала, у завода не было. Да и долг не такой уж катастрофичный – 33 млн руб. Откуда могли найти средства? Да хотя бы за отгруженную заводом бензопильную продукцию. Деньги ещё до прихода управляющего «зависли» у дочернего предприятия ООО «ПИЛа», которое почему-то так и не рассчиталось с заводом. Прямой ущерб от таких сделок Лысов оценил в 67,6 млн рублей.

Процедура наблюдения

Для сложностей были объективные причины. В 90-е упал оборонный заказ, оплаты шли с перебоями. А на поддержание мобилизационных мощностей ежегодно завод тратил около 350 млн руб.

Кому было выгодно банкротство? Возможно, не остался внакладе Владислав Петенко, на тот момент руководивший предприятием. Завод получал в банках кредиты и тратил их, порой очень странно. Например, ремонтировал фонтан на заводской площади. На него деньги нашлись, а заплатить за воду «Новогору» – почему-то нет. В мутной воде, когда кредиты уходят налево и, как следствие, возникают большие долги, некоторые управленцы плавают увереннее и с большей выгодой. Для себя, разумеется.

Есть версия, что завод мешал планам бывшего губернатора Олега Чиркунова. Он, руководствуясь благими намерениями, планировал на месте заводских корпусов разместить образовательный кластер, в том числе новые корпуса классического университета и Высшей школы экономики. Оборонка и другая продукция завода его мало интересовали.

Так или иначе, после подачи муниципальным предприятием «Водоканал» заявления о банкротстве 10 марта 2006 г. в отношении предприятия ввели процедуру наблюдения, а 31 октября того же года – внешнее управление. Запомните последнюю дату – именно в этот день государство перестало быть соб­ственником имущества завода и утратило право на управление предприятием. Так и хочется сказать: всё по закону, да не по уму.

Кроме коммунальщиков среди кредиторов предприятия числились крупнейшие банки региона – Сбербанк, ВТБ и «Урал-ФД», а также Федеральная налоговая служба.

Интересно, что кредиторам не раз предлагали найти компромисс, но это ни к чему не привело.

Неоднократно проходили совещания и в Роспроме, на которых поднимали вопрос о нежелательности банкротства завода. В высоких московских кабинетах кредиторам предлагали подписать мировое соглашение. Однако они были неприступны. И после введения процедуры банкротства, в марте 2007 г., утвердили план внешнего управления. Он предусматривал продажу части имущества предприятия. Интересно, что банки-кредиторы не утверждали его до тех пор, пока в план не включили продажу площадки № 5.

Продавать или оставить?

Как планировали рассчитаться с долгами? Во-первых, оптимизировать размещение цехов, перенести производ­ство с площадки № 5 на основную. Это экономило деньги на содержание части имущества, которое не участвовало в процессе производства. Во-вторых, хотели продать ту часть имущества завода, которая не использовалась в хозяйственной деятельности.

Если копнуть историю банкротства ещё глубже, можно обнаружить довольно интересные факты. К примеру, в период утверждения плана внешнего управления крупнейшими кредиторами завода были не только банкиры, но и налоговая служба. Это важная деталь, так как именно ключевые кредиторы определили судьбу имущества завода. Они решали, что продать, а что оставить. Вот так государ­ство (Роспром) одной рукой пыталось бороться за ЗиД, а другой (ФНС) брало курс на банкротство.

А сколько завод вообще был должен? На момент введения процедуры наблюдения общая сумма требований кредиторов составляла более 1 млрд рублей. После введения процедуры банкротства банки-кредиторы активно искали того, кому они могли бы продать требования к заводу.

Одно дело – выдавать кредиты действующему предприятию. Другое – когда заёмщик встаёт на путь банкротства. Мало того, что нет оплаты по кредитам, так ещё и зависшие суммы приходится резервировать. Всё это влияет на прибыль и устойчивость.

После полутора лет поисков Сбербанк всё-таки нашёл покупателя. Выкупить долги предприятия настойчиво предложили пермскому политику и бизнесмену Юрию Борисовцу. Подсластили предложение скидкой и готовностью предоставить кредит на выгодных условиях. Борисовец согласился. Чем не выгодная сделка? Утверждённый кредиторами план предусматривал продажу части имущества. Казалось возможным получить с должника деньги, погасить кредит Сбербанка, потраченный на приобретение у него же требований к заводу, и прилично заработать. ООО «Гран», близкое к Борисовцу, выкупило долги перед Сбербанком, «Урал-ФД», ПФПГ за почти 370 млн руб. Не учли одно – кризис 2008-2009 гг. Потенциальные покупатели имущества к середине 2008 г. испарились, а долги остались.

Тем не менее, исполняя план внешнего управления, завод всё-таки смог продать часть имущества. Например, в сентябре 2009 года часть имущества завода, ту самую 5-ю площадку, продали на открытых торгах. В итоге победитель – ООО «Лотос» – заплатил более 411 млн рублей.

Всего же за год с небольшим через открытые аукционы реализовали имущества на общую сумму почти миллиард рублей. Среди покупателей, помимо бизнесменов, были и больницы № 8 и № 9.

Горбольница № 9, к примеру, выкупила за 59 млн рублей двухэтажное здание поликлиники № 4 (ул. Большевистская, 224), а также коммунальные сети. За 112 млн руб на торгах реализовали медсанчасть № 5.

Полученные от продажи деньги потратили на текущие нужды и расчёты с кредиторами. Часть средств пошла на ремонт корпусов на основной площадке, обновление оборудования.

ЗиД передал городу общежития, сети водопровода и канализации, теплосети. Меры возымели действие, и в феврале 2009 года суд утвердил мировое соглашение между должником и кредиторами. Процедуру банкротства прекратили. Требования всех кредиторов, кроме ФНС, удовлетворили. Государство восстановилось в правах соб­ственника, а также получило право назначать гендиректора. На этом в истории с банкротством ЗиД можно было ставить точку. Если бы не одно но.

Новые управленцы

Девять месяцев предприятие работало в обычном режиме. Роспром готовил конкурс на замещение должности гендиректора. Но вдруг на сцене вновь появилась ФНС. Дело о банкротстве зашло на второй круг. Налоговики через суд добились возобновления процедуры банкротства и введения конкурсного производства, а также смены временного управляющего.

Был ли альтернативный путь решения проблемы? Некоторые из экспертов убеждены, что да. Достаточно было изменить юридическую форму предприятия с ФГУП на ФКП (федеральное казённое предприятие). Это позволило бы на законных основаниях списать долг госпредприятия перед государственной налоговой службой. Также существовал альтернативный банкротству вариант взыскания долгов через службу судебных приставов. Банкротить завод необходимости не было. ФНС на тот момент оставалась единственным кредитором, и всё было в её руках.

Так что история банкрот­ства крупнейшего машиностроительного предприятия полна интересных подробностей, если присмотреться внимательно.

Кстати

В 90-е – начале 2000-х, кроме знаменитых бензопил, на заводе изготавливали продукцию для нужд разных отраслей промышленности: сепараторы, культиваторы, лебёдки и даже… электронную систему голосования для Государственной Думы РФ.

Сейчас завод им. Дзержинского выполняет гособоронзаказ: производит взрыватели и пиротехнику для современных систем вооружения. Кроме этого, предприятие выпускает центробежные сепараторы и другие изделия.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах