21657

Ждут под дверью. Как травят не прервавшего лекцию из-за стрельбы профессора

Профессора Сыромятникова, который не прервал лекцию во время трагедии в пермском университете, травят в виртуальном мире соцсетей и реальной жизни.
Профессора Сыромятникова, который не прервал лекцию во время трагедии в пермском университете, травят в виртуальном мире соцсетей и реальной жизни. / Олег Сыромятников / личный архив

Страсти вокруг ЧП в пермском университете, когда утром 20 сентября 18-летний Тимур Бекмансуров устроил стрельбу, всё не стихают. После первого шока пользователи интернет стали разбирать, а как должны были себя вести студенты, преподаватели, охранники… Мишенью для травли в Сети стал преподаватель Олег Сыромятников, который во время нападения читал лекцию по древнерусской литературе и не стал прерывать занятие. Одни считают его героем и что его стоит наградить, другие осуждают и требуют уволить.

«Какой из меня герой?» – говорил сам Олег Иванович сразу после трагедии. – Вот лейтенант Константин Калинин – герой, который остановил нападавшего. Но я и не подлец, около дверей которого надо дежурить».

Как так вышло, что профессор по сути дважды стал жертвой случившегося ЧП? Подробности – в «АиФ-Прикамье».

Не прерывал лекцию

Вспомним, как разворачивались события того страшного утра. Было около 11.30 утра, в университете шла вторая пара занятий, когда на территорию кампуса заявился первокурсник в чёрном шлеме, обвешанный патронами и стал стрелять без разбору из дробовика. Пока его смертельный путь не прервал инспектор полиции. Патруль ДПС первым приехал на место ЧП, один из сотрудников ГИБДД ранил стрелявшего. Между началом стрельбы и поимкой преступника прошло чуть меньше часа.

Когда прозвучали первые выстрелы, в паблике Пермского научно-исследовательского университета (ПГНИУ) предупреждали: «если вы находитесь в аудитории, постарайтесь закрыться изнутри. Если вы находитесь на территории кампуса, покиньте территорию. Едете в университет – разворачивайтесь!».  

Преподаватели закрывали двери и сооружали со студентами баррикады из парт и стульев, закрывали жалюзи, студенты прятались под парты, ложились на пол, сидели тихо. В каких-то аудиториях началась паника – студенты стали спасаться через окна, получали травмы.

Профессор Олег Сыромятников в это время начал лекцию по древнерусской литературе на пятом этаже восьмого корпуса. Читал «Слово о законе и благодати». Через 10 минут в аудиторию вошла мама одной из студенток (девушка передвигается на коляске, поэтому в университет ей помогают добраться). Женщина пояснила, что внизу какая-то паника и нужно принять меры.

Профессор предположил, что идут учения. Женщина настаивала, что на учения ситуация не похожа и предложила закрыть дверь на всякий случай. Профессор ответил: «конечно, закрывайте». Он подошёл к двери, проверил, плотно ли она закрыта и продолжил занятия.

Как он объяснял позже: дверь железная, и пробить из ружья её проблематично.

Главной задачей, по его словам, было не допустить паники, чтобы студенты-первокурсники не прыгали из окон и не рвались в коридор, где могли наткнуться на стрелявшего.

Что происходило в это время в зале аудитории известно из аудиозаписи, которую делала маломобильная студентка, мама которой сообщила о стрельбе: она записывает все лекции, поскольку не успевает быстро конспектировать.

Мама студентки: Извините меня, пожалуйста, там внизу ЧП. Человек с оружием.

Олег Сыромятников: И?

Мама студентки: Не знаю, стрельба. Я думаю, нам надо закрываться.

Кто-то в аудитории: Да, надо закрываться. Закроешь?

Олег Сыромятников: Послушайте, да. Надеюсь, нас не гонят отсюда никуда.

Студенты: Может, МЧС вызвать?

Олег Сыромятников (продолжает лекцию):.. Во всяком случае, ещё раз скажем, что в советское время академик Лихачёв…

Студенты: Извините, пожалуйста. Он уже… Нам говорят, что он на этаже уже… И службы едут. Ученики сидят под партами. На первом этаже был, сейчас на втором.

Олег Сыромятников: Парты таскать? Нет, ну давайте серьёзно. Это ведь учёба.

Мама студентки: Какая учёба, там знаете какая паника. Там не учёба, я вам серьёзно говорю. Всех, кто ещё не пришёл в универ разворачивают и отправляют домой.

Олег Сыромятников: Да вы что?

Мама студентки: Там вообще ЧП. Думаете, почему я вернулась. Я даже выйти не смогла. Мне сказали: «Стрельба началась!».

Профессор продолжает лекцию.

Студенты: Олег Иванович, давайте выключим свет, чтоб казалось, что нас здесь нет.

Олег Сыромятников: Ну давайте выключим.

Гул в аудитории, предложения, что надо делать.

Мама студентки: По крайней мере, не надо никуда выбегать. Все там бегают и вообще ужас там творится. И вы только не визжите, если что, не визжите.

Олег Сыромятников: А что им визжать-то.

Мама студентки: Мало ли, непонятно, что там.

На аудиозаписи также слышно, как профессор звонит декану, который говорит, что пока непонятно что происходит: закройтесь, никуда не выходите, если можете — продолжайте занятия, службы уже выехали, ждите сигнала. 

Олег Сыромятников: Всё работаем. Пишем дальше, а то панику поднимаете. Продолжаем занятие. Вы меньше читайте сплетни.

[На аудиозаписи слышны хлопки, похожие на выстрелы и сигнализация].

Спустя несколько минут после продолжения занятия в ответ на перешептывание, профессор делает замечание:

– Девочки, вы мне мешаете. Занимайтесь там своими делами, но материал этот я спрошу. Нам пару эту никто не вернёт. Не хотите учиться – не учитесь, я вас заставить не могу насильно. Конечно, лучше бы кто-то с автоматом зашёл и заставил – это было бы прикольно.

На записи слышно, что несколько раз в дверь стучат, преподаватель начинает читать лекцию шёпотом в это время.

Открывают аудиторию, когда приходят силовики. Профессор в это время продолжает читать лекцию.

Голоса из-за двери:  Всё-всё, одеваемся, выходим.

Олег Сыромятников: Куда уходим?

Силовики: На улицу.

Олег Сыромятников: Зачем?

Силовики: Эвакуация. Без вещей выходите.

Женский голос: Форс-мажоры всегда бывают, самое главное, что все живы.

Олег Сыромятников: И так бы были живы без всякой паники, сидели бы на паре.

После студентка Лиза, чья мама первой сообщила аудитории о ЧП, напишет в соцсетях: «Наш преподаватель не сделал ничего из того, что сделала моя мама. Более того, он даже не удосужился прекратить лекцию – «учёба важнее». Мы полтора часа сидели и ждали смерти…»

Ситуация разделила жителей страны на два лагеря.

Наградить или уволить?

Кто такой профессор Олег Сыромятников, чьё имя сегодня у всех на устах? Доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка и стилистики, профессор кафедры русской литературы. Кроме литературы преподаёт философию, этику, культурологию. Общий стаж работы: 37 лет. Стаж работы по специальности: 23 года.  Председатель Пермского отделения Российского общества Ф.М. Достоевского. Преподает и в Пермской духовной семинарии. 

Олег Сыромятников в пещере "Темной" в Пермском крае. Фото: личный архив/ Олег Сыромятников

Начинал как журналист, писал внештатно в пермские издания - «Звезду», «Молодёжку» («Молодая гвардия»), «Вечёрку» («Вечерняя Пермь»). Служил в угрозыске, подполковник милиции. А затем ушёл преподавать.

Позиция университета сразу после трагедии: профессор поступил правильно, не допустил паники, все его студенты живы. Сейчас, после волны нападок, руководство вуза заняло выжидательную позицию: никаких комментариев по Сыромятникову до окончания следствия. И самому профессору запрещено общаться со СМИ.

У квартиры Олега Сыромятникова в первые дни караулили журналисты: ждали, когда вернётся с вуза, когда выйдет на прогулку с собакой, когда пойдёт за лекарствами для больной жены. Травля из соцсетей плавно стала переходить в реальную жизнь.

«Струсил», «не сообразил, что надо делать», «не смог оценить ситуацию», «подверг смертельной опасности студентов», «учёба для него важнее жизни»…

«Мне очень много пишут, гадостей и угроз – через край, я стараюсь пока не разгребать все эти завалы», – говорил профессор журналисту «АиФ-Прикамье» после трагедии.

«Уволить профессора» – это одно из самых мягких наказаний, обсуждаемых в сообществах. Обсуждают всё – от бороды до того, как он одевается.

Обсуждают всё – от бороды до того, как он одевается. Фото: личный архив/ Олег Сыромятников

«Профессор оказался прекрасной мишенью, это же не обезличенные «государство», «школа», «руководство ВУЗа», – размышляет известный пермский журналист, редактор спецпроектов портала Properm.ru Олег Русских. – Профессор, филолог, теолог, да ещё и специалист по какому-то там Достоевскому... Ещё почему-то очень многим сетевым борцам за студенческую безопасность чем-то не понравилась борода профессора. В соцсетях пишут, что «из-за таких козлин люди и гибнут в ЧС», предлагают «взять за бороду, начать таскать по вузу и выкинуть на улицу» (цитаты из комментариев). Механизм этой истории и истерии вполне себе понятен. У людей очень по-разному могут проявляться страхи и комплекс вины. Иногда человек, чувствуя поздний страх за близких и вину за то, что произошло, переходит в агрессию, начинает искать виноватого. Хотя виноват сам. Ровно это произошло сейчас. Перми страшно, Пермь чувствует вину, и ищет возможность выплеснуть эмоции. Увы, не выбирая цели».

Хуже всего, по его словам, если сетевая травля перейдет в реальный мир. А, судя по всему, это так и происходит. 

Но всё же большее количество людей сочувствует профессору. Они считают, что никто не может быть уверен, как он сам поступит в случае ЧС. 

«Почему все набросились на Олега Сыромятникова? Давайте так. Сначала окажитесь в одном корпусе с вооружённым человеком, потом оцените действия преподавателя. Я вот был в это время в университете, но в другом, более безопасном, корпусе. Так что, пожалуй, и я не могу его судить», - написал в своих соцсетях преподаватель, доцент ПГНИУ Иван Печищев.

«Была попытка и на наших учителей взвалить определенный груз ответственности. Всегда в таких ситуациях ищут стрелочников и виноватых. Мы, считаю, сработали организованно благодаря нашему директору, которая успела предупредить об опасности. И мы забаррикадировали окна и двери. Отвели учеников к задним стенам. Я не склонен обвинять никого из учителей, потому что шок испытали все – как ученики, так и учителя. Стрельба  в школе – это из ряда вон выходящее. По настоящему подготовиться к трагедии  практически невозможно, – комментирует «АиФ-Прикамье» учитель казанской школы №175 Роман Львович Гузенфельд. – Другое дело, и с ребятами надо проводить работу, чтобы они внимательнее относились к собственным товарищам, с кем сидят за одной партой. Больше всего меня шокировало, что после казанской трагедии нашлись  в соцсетях девочки, сочувствующие преступнику. Наши же ребята из школы №175, очень близко к сердцу приняли трагедию в Перми, ведь они сами подобное пережили. Они выражают искренние соболезнования пермским студентам и их родным».

Профессор Олег Сыромятников дважды стал жертвой случившегося.  Сначала пережив нападение на университет, второй раз – когда его сделали «козлом отпущения» сетевые «эксперты».

«Паника – это не просто максимальная степень страха. Это ощущение, что сделать больше ничего нельзя, и что бы ты ни делал - хуже не будет. Поэтому люди и начинают метаться, часто усугубляя ситуацию. Но совсем безвыходные ситуации случаются редко, однако, чтобы понять это – нужно вернуть себе способность думать. На мой взгляд, Олег Сыромятников в той ситуации сделал самый правильный выбор, предотвратив панику и сохранив подростков живыми и здоровыми. Ему и самому нужно было время, чтобы справиться со стрессом и избежать неверных решений, и детей нужно было удержать от беспорядочных метаний и выпрыгиваний в окна с пятого этажа. Так что считаю, что он поступил грамотно и мужественно», – высказал своё мнение в своём телеграмм-канале экс- министр государственной безопасности ДНР Александр Ходаковский.

«Преподаватель сделал всё, что мог в этой ситуации, – высказывает свое мнение «АиФ-Прикамье» военный историк и военный офицер Сергей Ченнык (Крым). – Самое, главное, он предотвратил панику. Ученики – не солдаты, которые выполняют приказ. Первокурсники – это неорганизованная молодёжь. Он показал своё спокойствие, он не повысил голос, он показал, что ситуация под контролем. А если бы студенты начали в панике выпрыгивать с пятого этажа? Или выбежали из здания и попали навстречу стрелявшему. Это, к сожалению, не первый случай такой трагедии. Но каждая ситуация разная и инструкции, будь они, вряд ли сильно бы помогли. Наверное, можно было бы сделать баррикады из парт и стульев. Но он сделал то, что сделал и не потерял ни одного студента. Думаю, он понимал, что происходило и, как бывший офицер, владел ситуацией. Героев много после каждой войны, но во время самого боя их почему-то как-то маловато. Теоретики, люди, которые говорят «ату» и требуют его чуть ли не распять, – глупые люди».

Многие говорят, что Сыромятников – герой и его надо представить к награде.

«Это бросание из крайности в крайность. Какой из меня герой?» – говорил Олег Иванович Сыромятников журналисту «АиФ-Прикамье» после трагедии. – Вот лейтенант Константин Калинин – герой, который остановил стрелка. Я не герой, но я и не подлец, которого надо травить, как крысу, около дверей которого надо дежурить. У меня жена больная дома лежит, ребёнок дома. А они караулят, камеры сразу наставляют. Я просил по-человечески уйти, что я не могу комментировать, но они не уходили: я от вас не отстану.  Мне пришлось вызвать полицию».

«Оставьте человека в покое!», – встают на его защиту знакомые и незнакомые люди.

Владимир Фёдорович Гладышев, известный пермский краевед и писатель, входит в клуб любителей Достоевского, организованного Олегом Сыромятниковым в Перми.

«Он и докторскую по Достоевскому защищал, – рассказывает Владимир Фёдорович. – Клуб любителей Достоевского открыт был при Доме учителя.  Во многом благодаря Олегу Ивановичу, и местному Союзу писателей, конечно, в Перми появилась улица Достоевского, в планах поставить знаменитому писателю и памятник. Работы затормозились пока – не хватает денег, идёт сбор средств».

Владимир Фёдорович считает Сыромятникова порядочным и глубоким человеком.

«Жизнь нас сталкивала много раз. Я с ним познакомился много лет назад, тогда он возглавлял клуб сыщиков при ДК Дзержинского. Ведь он сам, насколько известно, из милицейских кругов, подполковник запаса. Следующая тема, при которой мы с ним столкнулись – возрождение казачества.  Я не удивился, когда узнал, что он проявил такое самообладание, своим спокойствием успокоил целую аудиторию. Не всех, правда,  как выяснилось. Единственное, что в нём выдаёт прошлое, он пошутил довольно грубовато и неудачно: насчёт учёбы под автоматом. Это не все поняли. Но дверь была заперта. Он человек законопослушный – позвонил декану. Декан правильно сказал – надо закрыться и ждать сигнала. Олег Иванович обезопасил и ребят, и себя. Я всецело на его стороне», - говорит писатель.

Как будет развиваться ситуация, пока непонятно. Но ясно одно: тем, кто так жаждет справедливости, пора оставить профессора в покое и переключить свой пыл на предотвращение подобных
трагедий. Ведь в смертях студентов Сыромятников точно не виноват.

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах