Примерное время чтения: 10 минут
2016

«Просто убили?» После операции воспитатель слегла с поражением мозга

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. АиФ-Прикамье 03/07/2024
Ксения Ларина воспитывала двоих сыновей
Ксения Ларина воспитывала двоих сыновей / Сергей Ларин / Из личного архива

Жуткая история произошла в городе Чайковском Пермского края с 38-летним воспитателем Ксенией Лариной. В один миг отзывчивая и обаятельная женщина, мать двоих сыновей и любящая жена превратилась в опустевший сосуд: после госпитализации в местную больницу и операции у женщины диагностировали поражение мозга. Она перестала реагировать на окружающий мир и не прожила и года. Семья Ксении считает, что в этом виноваты врачи Чайковской центральной городской больницы (ЧЦГБ). Подробности сайту perm.aif.ru рассказал муж умершей – Сергей Ларин.

Не пускали к жене

Началось всё 13 января 2023 года, когда жительница Чайковского Ксения Ларина упала у подъезда своего дома на обледеневшей дороге и ударилась животом. Она поднялась на ноги, не придав большого значения произошедшему, – с кем не бывает?

«Я даже не знал, что это произошло. Затем увидел, что слева на животе у Ксении большой синяк. Она мне обо всём рассказала. Сначала её ничего не беспокоило. 14 января – в субботу – мы провели дома. Это был обычный семейный день. Никаких жалоб на боль не было. В воскресенье после обеда Ксения почувствовала себя хуже. Я хотел вызвать скорую, но она сказала: “Не надо, пройдёт”. В понедельник утром мы вместе встали, жена ушла на работу в детский сад. Около 10:00 она позвонила мне и сказала, что отпросилась и вызвала скорую. Врачи поставили ей но-шпу и обезболивающее, доставили в больницу с подозрением на ушиб внутренних органов.

Ксения сама дошла до машины скорой, а затем от неё до приёмного покоя ЧЦГБ. Врачи провели обследование и сказали, что у неё подозрение на панкреатит, а не на ушиб внутренних органов. Ксения написала мне в мессенджере, что не нуждается в операции. Сказала: “Полежу чуть-чуть и меня выпишут”», – рассказал perm.aif.ru Сергей Ларин.

В тот же день старший сын принёс Ксении личные вещи (кружку, ложку и так далее). Женщина сама спустилась в зал свиданий и забрала их. Вернувшись домой, сын рассказал отцу, что во время встречи Ксения выглядела нормально.

Ксения 10 лет работала в детском саду воспитателем.
Ксения 10 лет работала в детском саду воспитателем. Фото: Из личного архива/ Сергей Ларин

«16 января поздно вечером – после 21.00 – она сообщила мне, что очень плохо себя чувствует, сказала, её всё-таки будут оперировать. Это был мой последний разговор с женой. Утром 17 января ей сделали операцию. После этого Ксения не приходила в себя. Я хотел навестить её, но меня не пускал к ней заведующий отделением, ссылаясь на какой-то карантин. По телефону он мне жёстко говорил: “Я сказал же, что тебя не пущу”. Прошёл месяц, потом полтора. Я стал настаивать, чтобы меня пустили. Подошёл к заместителю главврача, стал спрашивать, что происходит. В тот момент появился тот самый заведующий отделением. Заместитель главврача спросила его: “Почему мужа не пускаете?” А он говорит в ответ: “Я не знаю, почему он не приходит”. Это был просто обман!» – говорит Сергей Ларин.

«Никак не реагировала»

Когда Сергей всё-таки попал в палату к жене, то сначала не узнал Ксению. Она исхудала, была привязана к кровати и вся в трубках, не реагировала на окружающих.

«Заведующий отделением сказал, что она “в малом сознании”. Ксения могла открыть глаза, зевнуть, но на происходящее вокруг никак не реагировала. Она лежала с трахеостомой (отверстие в горле, искусственно созданное хирургом для сообщения трахеи с внешней средой и позволяющее пациенту дышать. – Авт.) и зондом в животе для кормления через шприц. Что случилось с женой? Заведующий отделением сказал, что дело было в остром панкреонекрозе (деструктивное заболевание поджелудочной железы, являющееся осложнением острого панкреатита и приводящее к развитию полиорганной недостаточности. – Авт.), развился серозный перитонит (воспалительный процесс, при котором в брюшной полости накапливается жидкость, выделяющаяся из мелких кровеносных сосудов. – Авт.). 

Также жене поставили диагноз метаболическая и септическая энецефалопатия (поражение мозговой ткани. – Авт.). Со слов врачей я понял, что внутри у Ксении было что-то вроде мешочка с гноем, который лопнул. Содержимое распространилось. Из-за него пострадал мозг. Но когда и почему лопнул этот мешочек? До хирургического вмешательства Ксения могла ходить, говорить. Значит это произошло во время операции? Я думаю, врачи не пускали меня к Ксении, так как что-то сделали не так. Получается, они просто убили человека?» – рассказал Сергей Ларин.

В выписке из истории болезни говорится, что у Ксении 16 января выявили признаки разрыва селезёнки и верхнего полюса почки. УЗИ показало, что в брюшной полости скопилась жидкость. 17 января боли усилились. Количество жидкости в животе увеличилось. Ксению прооперировали, а затем перевели в отделение неврологии с диагнозом: «острый панкреатит, жировой панкреонекроз хвоста поджелудочной железы, серозный перитонит». В графе «Осложнения» указано: «Полиорганная (печёночно-почечная) недостаточность, метаболическая и септическая энцефалопатия, делирий (помрачение сознания. – Авт.).  

Один из врачей заявил мужу Ксении, что она останется в таком состоянии навсегда и проживёт не больше года. Однако у семьи оставалась надежда.

«Требовали оплатить скорую»

Весной Ксению по настоянию семьи направили в институт головного мозга в Свердловской области. Женщину доставили туда на скорой. Она наблюдалась в клинике бесплатно.

«Когда она поступила туда, мне лечащий врач стал задавать странные вопросы, в том числе о том, состояла ли Ксения на учёте психиатра. Я сказал: “Вы читали документы? Знаете, кем она работала? Она была воспитателем детского сада более 10 лет, что вы несёте? Какой психиатр?” В институте мозга жене помочь не смогли. Ничего не изменилось. Единственное – она немного набрала в весе. До этого была сильно худой. Через какое-то время Ксению решили выписать, но ЧЦГБ не высылала клинике направление для доставки пациента в Чайковский на спецмашине. Мне стали звонить из института мозга и требовать, чтобы я забрал жену сам или оплатил скорую, которая привезёт её домой, угрожали, что у меня будут проблемы, если я этого не сделаю», – говорит Сергей Ларин. 

После операции женщина перестала реагировать на окружающий мир.
После операции женщина перестала реагировать на окружающий мир. Фото: Из личного архива/ Сергей Ларин

Такое отношение шокировало семью Ксении. Однако платить не пришлось. Изрядно помотав семье нервы, больница всё-таки выслала в клинику направление на перевозку пациента скорой, вспоминает Сергей. Женщину доставили в Чайковский и поместили в отделение неврологии ЧЦГБ.  

«Затем мы забрали её домой. Купили необходимое медицинское оборудование, специальную кровать. Но в сентябре дети пошли учиться. Чтобы обеспечить Ксении постоянный присмотр и помощь, мы положили её в местное отделение паллиативной помощи. Она пробыла там месяц, состояние ухудшилось. Я не выдержал и забрал жену домой, чтобы заботиться о ней самостоятельно», – рассказал Сергей Ларин.

«Врач сказал, всё хорошо»

Во второй декаде декабря Сергея насторожил неприятный запах, который исходил от трахеостомы жены. Он забеспокоился и обратился в больницу с просьбой прислать хирурга.

«Вместо хирурга пришёл обычный врач. Она осмотрела Ксению и сказала, что хирурга нам не надо, всё хорошо. 25 декабря вечером – через пять дней после визита врача – Ксения умерла. Думаю, что её организм перестал усваивать пищу. Она высохла до такой степени, что я мог поднять её одной рукой», – говорит Сергей.

Ксении было 38 лет. Её смерть стала ударом для уже измученной семьи.

«С Ксенией мы познакомились в 2005 году в Чайковском во время праздника. Начали жить. Родился первый сын Нестор. В августе ему исполнится 18 лет. В 2010 году появился на свет второй сын Платон. Мы с женой жили вместе 18 лет, ничего плохого не ждали. Были хорошие, добрые отношения. После смерти Ксении мы все были разбиты. Младший сын остался в школе на второй год. Платон был очень привязан к маме. Раньше после занятий он приходил к ней на работу, играл там, делал уроки. После её смерти он замкнулся в себе», – рассказал Сергей Ларин с горечью в голосе.  

Он написал заявление в полицию. Позже МВД сообщило, что провело проверку и направило материалы в СКР.

«Хочу узнать правду»

В октябре – ещё до смерти Ксении – Сергей написал в приёмную главы СК РФ Александра Бастрыкина, изложив все свои подозрения. Обращение направили в местное подразделение следкома.

«Только в начале декабря к нам пришёл следователь СКР. Я всё ему рассказал, показал Ксению. Уголовное дело до сих пор не возбудили. Какую работу провели в полиции и СКР, я не знаю. После смерти жены должна была быть судмедэкспертиза. Что она показала, мне тоже неизвестно. Предполагаю, выяснится, что никто ни в чём не виноват», – рассказал муж умершей.

Сергей и Ксения прожили вместе 18 лет.
Сергей и Ксения прожили вместе 18 лет. Фото: Из личного архива/ Сергей Ларин

Сайт perm.aif.ru запросил информацию по ситуации в СУ СКР по Пермскому краю и региональном минздраве.

Один из множества случаев

Ранее perm.aif.ru неоднократно писал о странных смертях пациентов в ЧЦГБ. В редакцию с просьбой помочь выяснить правду и добиться справедливости обращались родные умерших людей. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах