1121

Речная мощь на приколе. Где в Перми баржи, катера и дебаркадеры

Ирина Вервильская / АиФ-Прикамье

Когда нам хочется пополнить копилку увиденных достопримечательностей, мы  обычно отправляемся за тридевять земель. Ветлан, Усьвинские Столбы, гора Колпаки, Вакутин камень– это лишь несколько живописных мест Пермского края, которые без сомнения заслуживают всеобщего внимания.

География путешествий может быть и намного шире – всё зависит от желания самого искателя приключений. Но удивительное порой совсем рядом. Получить новые впечатления и узнать нечто любопытное можно, не покидая пределов Перми. Одно из интереснейших мест находится в Орджоникидзевском районе краевой столицы – это кладбище кораблей, которое на самом деле таковым не является. «АиФ-Прикамье» отправился в путешествие с любителем речной истории Перми Максимом Воробьём.

Интригующие заблуждения

Кладбище кораблей – звучит весьма интригующе. Воображение рисует чуть ли не пиратские фрегаты с разорванными парусами, сломанными мачтами, пробитыми в пылу сражений бортами, над которыми висит зловещий туман. Неужели что-то подобное есть в Перми?

«Кораблей на Каме быть не может – они по морю ходят. А у нас – суда! Правильно называть их именно так, – начинает рассказ автор уникальных экскурсионных маршрутов по Перми Максим Воробей. – А корабль – это судно, которое имеет принадлежность к военно-морскому флоту».

Максим Воробей - автор уникальных экскурсионных маршрутов.
Максим Воробей - автор уникальных экскурсионных маршрутов. Фото: Из личного архива

Вторая причина, по которой название «кладбище кораблей» неверно: место, именуемое так, не что иное, как ремонтно-эксплуатационная база (РЭБ). И обитатели её – не мёртвые суда, а дремлющие (законсервированные) свидетели былой мощи Камы.

«Название «кладбище кораблей» придумал какой-то неосведомлённый человек. Оно очень быстро обрело популярность. Если говорить о кладбище, как об определённом месте, то у нас было только одно – на правом берегу Камы, в районе пос. Ширяиха. До середины 2000-х гг. там находилось огромное количество затопленных металлических барж (из воды торчали их борта), которые потом, когда наводили порядок в акватории, распилили на металлолом и увезли. Сейчас там ничего нет», – говорит Максим Воробей.

РЭБ находится в микрорайоне Заозерье –в десяти минутах ходьбы от остановки «Клуб им. Златогорского». К слову, Андрей Николаевич Златогорский был членом экипажа крейсера «Аврора». Вся местная топонимика связана с флотом или рекой. Есть здесь улицы Яликовая, Пароходная, Катерная.

Попасть на территорию РЭБ нельзя – это частный охраняемый объект, где, к сожалению, не проводят экскурсии. Полюбоваться судами можно с реки, во время прогулки на катере, или противоположного берега.

РЭБ - охраняемый объект. Экскурсии там не проводят.
РЭБ - охраняемый объект. Экскурсии там не проводят. Фото: АиФ-Прикамье/ Ирина Вервильская

Невидимая история

РЭБ в верхнем бьефе интересна не только возможностью увидеть разные суда. У места, где она расположена, богатая история.

«Десятки тысяч лет назад (в последнюю ледниковую эпоху) там располагалась граница ледника. После потепления благодаря слиянию рек в этом месте развивался логистический центр. Через Заозерье 2000 лет до н. э. проходил торговый путь. По нему, к примеру, из Китая в континентальную Европу попадало огромное количество товаров. В том числе – нефрит. В Средневековье земля была вотчиной Строгановых. В переписной книге Прокопия Елизарова середины XVII века эта территория обозначена как место, где жили ловцы рыбы, работавшие у известных промышленников. Уже тогда здесь ремонтировали суда. В период расцвета камского пароходства в конце IX века – начале XX века (до революции) этот затон использовали в качестве зимней стоянки, где были и ремонтные мастерские, – рассказывает Максим Воробей. – После революции предприятие национализировали. На его базе организовали РЭБ».

Ремонтно-эксплуатационная база стала градообразующим предприятием, которое имело очень большое значение. Ведь река оставалась главной транспортной артерией в условиях отсутствия сети дорог.

«Вдумайтесь: лишь в 1958 г., когда достроили Камскую ГЭС, появился первый автомобильный мост через реку, соединивший правый и левый берега. Это к вопросу о бездорожье. И даже сегодня, в век космических технологий, только по воде можно перевезти груз весом в тысячи тонн. Ни железная дорога, ни асфальт не выдержат. Тем более не поднять такой груз в воздух. Вокруг РЭБ рос Рабочий посёлок. Все близлежащие деревни объединились в Заозерский сельсовет. Предприятие создавало инфраструктуру: строили дома, школы, детские сады. В штате РЭБ были не только штурманы, капитаны, матросы, но также токари, сварщики, инженеры, наладчики, производственники, строители, железнодорожники», – повествует Максим Воробей.

Район развивался. К 1940-м годам территорию включили в состав Молотова.

В конце XX века – начале XXI века в европейской части России наблюдался бум строительства дорог. Повсеместно открывали автосалоны. Люди обзаводились личным транспортом. Трафик перемещался с реки на землю. Судоходство и, соответственно, РЭБ всё больше утрачивали значение. В 1990-х годах предприятие приватизировали. И сейчас оно в частных руках. Сегодня многие пермяки даже не знают о его существовании.

Возможна ли вторая жизнь?

Когда проплываешь на катере мимо РЭБ, дух захватывает. Борт о борт стоят там речные буксиры, величественные баржи покрытые ржавчиной. Тут же - старенькие дебаркадеры (плавучие пристани с деревянными надстройками на железобетонных конструкциях) с одно- и двухэтажными «домиками». Чуть дальше на возвышенности – быстроходные суда на подводных крыльях. Когда-то они рассекали гладь Камы. Помните «Метеоры» и «Ракеты», которые в один миг доставляли пассажиров из пункта А в пункт Б? «Будет ли у судов вторая жизнь? Или они так и простоят без дела до тех пор, пока окончательно не обветшают?» – крутятся в голове вопросы.

На территории РЭБ есть суда на воздушных крыльях.
На территории РЭБ есть суда на подводных крыльях. Фото: АиФ-Прикамье/ Ирина Вервильская

«Я лишен грёз и иллюзий. Можно выделить несколько витков истории Камского речного пароходства. Появилось оно в 1846 году. В 1919 году Колчак потопил весь камский флот. Это первый виток продолжительностью в 73 года. Молодая советская власть начала восстанавливать разрушенную инфраструктуру. Расцвет речного пароходства пришёлся на конец 1960-х – начало 1970-х, упадок был в 1990-е годы. Это второй виток, который длился опять же около 70 лет. С 1990-х по сей день прошло около 30 лет. Получается, мы даже половину пути не прошли к новому расцвету пароходства. Восстановить его можно, если государство займётся этим делом и создаст инфраструктуру», – считает Максим Воробей.

Причалы, вокзал, ремонтные мастерские, стоянки для зимовки – список всего необходимого огромен. Средства на это нужны колоссальные. А об окупаемости речи не идёт. Потому частные предприятия вряд ли заинтересуются восстановлением флота.

«Предположим, что мы приобретаем парочку новых «Метеоров», которые в базовой комплектации стоят около 200 млн за штуку. Вместимость – около 140 человек. Сколько нужно перевезти пассажиров, чтобы покрыть затраты? Я уже не говорю о прибыли. Ведь ещё нужно учитывать расходы на ремонт, топливо, обслуживание», – говорит Максим Воробей.

Раньше дебаркадеры можно было увидеть повсеместно.
Раньше дебаркадеры можно было увидеть повсеместно. Фото: АиФ-Прикамье/ Ирина Вервильская

Что касается существующей РЭБ, она, по словам любителя речной истории, не обладает оборудованием, необходимым для обслуживания и ремонта современных судов. Так что пермякам пока остаётся любоваться теми, что спят в Заозерье. 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах