424

Золотая пара. Как азербайджанец помог пожениться в Перми армянину с русской

Супруги Хачатрян уже более 50 лет счастливы в армяно-русском браке.
Супруги Хачатрян уже более 50 лет счастливы в армяно-русском браке. © / Людмила Хачатрян / Из личного архива

На третий день знакомства он сказал ей: «Ты будешь моей женой!» Она рассмеялась в ответ: «Никогда!» И вот уже более 50 лет они счастливы в армяно-русском браке.

Во время нашей встречи Людмила Александровна, обращаясь к мужу, то и дело произносила слово «джан». В переводе с армянского – дорогой или милый. А Альберт Геворгович, вспоминая, как покорила его будущая жена своим голосом и роскошной косой, и теперь смотрел на неё такими глазами, что многие девушки позавидовали бы.

Супруги Хачатрян рассказали «АиФ-Прикамье», каким образом оба они оказались в Перми, как он учил русский язык и почему у их дочерей армянские имена.

Комсомольская свадьба

Альберт Геворгович до сих пор помнит эту дату: 15 июня 1965 года.  В тот день он, статный молодой человек из армянского города Октемберян, впервые приехал в Пермь. Его двоюродный брат Рафик надумал поступать в Пермский университет на юрфак, а ему было интересно посмотреть, что такое Урал. Но до экзаменов оставалось полтора месяца. И, полистав программу для поступающих, Альберт вдруг решил тоже испытать абитуринтское счастье. Тем более что у него, уже отслужившего в армии, были льготы.

«Поступили оба. Я набрал 12 баллов: литература – 4, история – 5, сочинение написал на тройку. Для заочного отделения этого хватило. С тех пор и стал пермяком, – рассказывает он. – Город строился на моих глазах. Тогда, в 1965-м, было ещё много частных домов, даже на ул. Ленина. Огромные лужи после каждого дождя – люди бросали под ноги ящики, чтобы зайти в трамвай. И кругом сирень, очень много сирени!»

19-летняя красавица Люда Роговская в это время уже училась на историческом факультете ПГУ. Она родилась и выросла в Соликамске, куда в 1930-х сослали из Белоруссии её бабушку с четырьмя детьми, а деда, позже реабилитированного, расстреляли как врага народа.

«Пермь была для меня большим городом. Учиться где-то в другом месте – об этом я даже не думала. Правда, сначала хотела поступать в пединститут, но в итоге подала документы в университет. Видимо, судьба!» – улыбается Людмила Александровна.

Судьба свела их в 78-й комнате университетского общежития № 8. В отсутствие студентов в неё временно поселили молодых сотрудников, в том числе Альберта, успевшего устроиться в ПГУ механиком. Когда же вернулись с каникул студенты, именно эта комната досталась Людмиле с подругами. Так, въезжая-выезжая из неё, они и познакомились.

Но поженились только в апреле 1967-го. Она заканчивала учёбу и уже получила распределение на Дальний Восток. Он, не желая расставаться с любимой, сделал ей официальное предложение. Узнав у опытного юриста, что если они поженятся, то она сможет остаться в Перми: муж – студент, не прошедший ещё половину обучения в вузе.

Свадьба состоялась в апреле 1967 года.
Свадьба состоялась в апреле 1967 года. Фото: Из личного архива/ Людмила Хачатрян

И их свадьба пела и плясала в общежитии, захватив весь второй этаж. Мой вопрос, была она больше русской или армянской, тонет в смехе четы Хачатрян: «Комсомольской!» Платье невесте дала одна из подружек, сама выходившая в нём замуж, белые туфли – другая. Галстук жениху, никогда не носившему его, тоже одолжил товарищ. Но вот посылки с армянским коньяком и стряпнёй, незадолго до этого полученные Альбертом и его братом из дома, оказались очень кстати: всё на свадебный стол.

Мать – это святое

В советские времена в вузах крупных городов учились парни и девушки из разных республик СССР. И Пермь тут не исключение.

«Только на моём курсе было человек пять-шесть армян, – вспоминает Альберт Геворгович. – На химфаке университета учился Рубен Саакян, в сельхозинституте – Юра Назаретян, были наши и в мединституте. Так что одиноким себя я не чувствовал. Да и с представителями других национальностей не припомню конфликтов. Неправда, что армяне абсолютно не ладят с азербайджанцами, с грузинами. У меня, а потом и у нашей семьи были и есть друзья среди тех и других. А азербайджанец Акиф Курбанов был даже тамадой на нашей свадьбе. Кстати, это он уговорил заведующую Дворцом бракосочетания в ДК им. Свердлова поставить нам регистрацию на самое ближайшее время, буквально через несколько дней. Пришёл с коробкой конфет – и уговорил. Иначе, сказал, невеста уедет по распределению».

Впервые же в «семью братских народов» Альберт окунулся, когда служил на Черноморском флоте. На подлодке – ребята семи-восьми национальностей, в учебке – более чем двадцати. И все четыре с лишним года общение только на русском языке. После армянской школы в Октемберяне, где русский преподавали как иностранный, вот где обучение «великому и могучему»! Ну и знакомство с ненормативной лексикой – куда без неё.

«Не раз лез в драку из-за бранных слов, – признаётся он. – Не мог слышать все эти мать-перемать. Как можно ругать мать?! Для армянина мать – священное слово. Вообще, уважение женщин и старших – главная армянская традиция».

Разумеется, он мечтал о сыне – продолжателе рода. Но родились две дочери – Гаянэ и Наринэ. Младшую, к слову, родители хотели назвть русским именем, но армянская бабушка отсоветовала: «Не делите детей!» Сегодня они совсем взрослые, живут в других городах, имеют свои семьи. У супругов Хачатрян две внучки и два внука. А сами они три года назад уже отметили «золотую» свадьбу. На торжество собралась не только вся их большая семья, но и друзья «золотой» пары со студенческой юности и новые, обретённые за полвека совместной жизни. И вновь были на столе армянские и русские блюда, звучала русская и армянская музыка.

Спитак всегда в сердце

В Пермском крае проживает сейчас  около 45 тыс. армян. Современная армянская диаспора представлена руководителями крупных предприятий, бизнесменами, деятелями культуры и науки.

Людмила Александровна Хачатрян – кандидат исторических наук, доцент кафедры социологии ПГНИУ. То, что в сферу её научных интересов входят социология семьи и этносоциология, думается, не случайно. Она уверена: проблема этнически смешанных семей вовсе не в разности языков и менталитета. Если у мужа и жены не совпадают модели брака, под угрозой любой союз. А совпадают – никакие различия нипочём.

«Муж считает, что моя долма самая вкусная, – говорит она не без гордости. – А ему из русских блюд больше всего нравится борщ. И ещё пельмени – часто стряпаем их вместе. Выйдя замуж за армянина, я стала интересоваться не только армянской кухней, но и историей и обычаями армянского народа, армянской литературой. Раньше из каждой поездки на родину мужа мы привозили книги. Собрали целую библиотеку национальной классики на русском языке, часть которой я недавно передала в армянскую диаспору в Перми. Взяли с благодарностью».

День 7 декабря 1988 года, когда Армения пережила чудовищное землетрясение, навсегда останется для их семьи днём скорби. Никого из близких в Спитаке у них не было. Но десятки тысяч погибших, сотни тысяч оставшихся без крова в республике – забыть такое невозможно.

«Родным помогали деньгами. Младшая дочь чуть не каждый день плакала. Старшая старалась не показывать эмоции, внутри всё держала», – вздыхает Альберт Геворгович.

Спустя месяц после этого судьба столкнула его с семьёй, приехавшей из разрушенного землетрясением Кировакана. Он тогда был замдиректора объединения «Пермхлеб». А эти люди, лишившись дома и перебравшись в сейсмоспокойную Пермь, искали работу. Помог, конечно: армяне своих не бросают.

С тех пор дружат семьями. Поздравляют друг друга с днём рождения, отмечают праздники. Нынче вместе ходили в «Кристалл» на «Танец с саблями» Юсупа Разыкова.

«Знала, что музыку этого танца Арам Хачатурян сочинил в Перми, в эвакуации. Но оказывается – буквально за ночь! – восхищается Людмила Александровна. – Замечательный фильм. Уж на что я русская, но услышала армянскую речь, увидела виды Армении – и не могла сдержать слёз».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах