52

Электричка: опасно для жизни

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 51 20/12/2006

Наш корреспондент проехал на электричке по одному из самых благополучных пригородных маршрутов: Пермь - Кунгур. И взглянул на ситуацию глазами машиниста электровоза.

Зима, как всегда, наступила неожиданно. Ночью повалил мокрый снег. Утром подморозило... В результате поезда встали. Мой провожатый, опытный машинист (по понятным причинам не могу назвать его имени), успокаивает:

- Такое у нас бывает при резких перепадах температуры. Скорей всего, обледенел контактный провод - тот, что над электропоездом... Надо счищать лед, освобождать от снега заметённые стрелки. Сейчас закупили много снегоуборочной техники, должны быстро управиться...

Однако нашей электрички все нет и нет. Её уже объявили, но подходить к перрону она что-то не торопится. Пассажиры на платформе пытаются хоть как-то согреться...

Наконец подкатывает видавший виды состав. Пятница, конец дня - толпы желающих отправиться за город. А в электропоезде всего 6 вагонов. Через минуту здесь яблоку негде упасть.

Долго стоим на Бахаревке. Опоздание увеличивается. Вновь прибывшие пассажиры норовят перебежать в другие вагоны - в надежде, что там толкучка поменьше. Им невдомёк, что при этом они серьёзно рискуют жизнью. Ведь даже здесь, на прилично освещённой станции, машинист видит в зеркало заднего хода лишь расплывчатые силуэты да тени на снегу. Из динамика - честное предупреждение: "Состав полностью не просматривается, зона видимости ограничена". Двери могут захлопнуться, прищемив пассажира, а машинист этого никак не увидит. Хорошо, если кто-то догадается дёрнуть "стоп-кран"...

По ГОСТу, отрезки пути на остановочных пунктах должны быть сугубо прямыми, чтобы хорошо просматривался весь состав. Платформа просто "обязана" быть достаточной длины (не меньше, чем на 8 вагонов), достаточной высоты (чтобы людям не нужно было на неё спрыгивать, ломая ноги). И уж, разумеется, она должна быть хорошо освещена. Посмотрим, как обстоят дела на практике.

Пассажиров сделали каскадёрами

Остановочный пункт Няшино. С нашей стороны - одинокий фонарь. Освещает от силы пару вагонов. На такое же количество вагонов рассчитана платформа. Если вам не повезло и вы оказались в середине или в хвосте состава, придётся заниматься каскадёрством: прыгать на насыпь в потёмках. Хорошо, что выпал снег: стало чуточку светлее. А в осенние дождливые вечера здесь вообще темень несусветная. Травму получить - плёвое дело.

Та же картина - на других остановочных пунктах (к примеру, в Горбуново, Курашимском, Иренском, Блинах).

В Кочкино и Клестовском освещение получше: по 2 фонаря на перроне, да и платформы длиннее - рассчитаны на 4 вагона. Но и этого маловато для стандартной 8-10-вагонной электрички.

Фонари на остановочных пунктах зачастую светят машинисту прямо в глаза. Такой свет скорее ослепляет, чем помогает что-то увидеть. В "совдеповские" времена с этим было строго. Стоило машинисту пожаловаться, что ему что-то мешает на трассе, принимались срочные меры. А сейчас - хоть бы что. Сколько жаловались машинисты, что их ослепляют прожектора "стройки года" (автомобильного моста недалеко от станции Бахаревка), никто на это не обращает внимания. А ведь здесь люди постоянно переходят железнодорожное полотно. Машинист запросто может их не увидеть...

Мулянка - станция, казалось бы, "продвинутая". Здесь приличное количество прожекторов. Но вот незадача: все они - рядом со станционными строениями. Для первого пути освещения вполне хватает. А вот на втором, где мы стоим, - уже темно. Ведь между нами и платформой - массивный товарняк, заслоняющий свет. С той же ситуацией сталкиваемся на станциях Ферма, Юг, Кукуштан...

1470-й километр: темнотища, хоть глаз выколи. Благо, народу сходит немного. А вот во время дачного сезона на этой остановке выходит едва ли не пол-электрички: люди спешат на свои садовые участки. Между тем рельсы, вопреки требованиям ГОСТа, здесь делают крутой поворот. Машинист, ведущий состав по направлению к Перми, видит лишь первый вагон.

Довольно людная станция Гипсы. Но и здесь нет освещения. Платошино: ни одной лампочки. Платформа на два вагона. И море выходящих пассажиров. Люди изрядно нервничают. Им нужно сбросить вещи на насыпь, спрыгнуть с высокой подножки в темноту. И всё это - за 30 секунд (таково стандартное время стоянки).

Ещё больше пассажиров выходит на 1505-м километре. Людское месиво, ругань, испорченная одежда. Здесь возможны любые травмы. Люди спрыгивают на обледеневшую насыпь с полутораметровой высоты в полной темноте...

Нюхайте, раз приказано

Когда-то за пассажиропотоком в каждой электричке следили проводники. Они ездили в задней кабине электропоезда и подавали знак машинисту, что можно закрывать двери. Но работников этих - в целях непонятной экономии - сократили. А их должностные обязанности переложили на локомотивную бригаду. Инструкция такова: машинист обязан "обеспечить безопасность проезда пассажиров". А какими методами - это уже его проблемы.

Поначалу многие локомотивные бригады перестраховывались. Помощник машиниста на каждой остановке спускался из кабины на платформу, проходил вдоль состава, сообщал из задней кабины, что можно закрывать двери, возвращался по перрону обратно... В результате, приходилось стоять по 10 минут на каждой остановке. Разумеется, электропоезд выбивался из графика. Но машинисты шли на это сознательно: за опоздание "светит" всего лишь выговор да лишение премии, а за гибель пассажира - срок в местах, не столь отдаленных...

Но канитель с выходом на платформу многим помощникам машинистов скоро надоела. Тем более что за дополнительные, столь хлопотные, работы им и не подумали прибавить жалованье.

Существующие инструкции требуют, чтобы помощник машиниста выбирался из кабины на каждой остановке и осматривал состав "в пределах видимости". Однако что можно увидеть на неосвещённых станциях, да ещё на кривых участках пути? К тому же платформы зимой не чистятся - спрыгивать на них с высоченной подножки кабины небезопасно. Всякому ли помощнику машиниста захочется неукоснительно выполнять эту инструкцию?

- У нас много "веселых" инструкций, которые можно вместо анекдотов пересказывать, - усмехаются машинисты. - К примеру, в местах пересечения газопроводов с железнодорожным полотном машинист должен высунуться из кабины и нюхать воздух. (Был такой случай ещё во времена Горбачёва: два поезда пересекали газопровод, случилась утечка газа, пошла электрическая искра - и составы взлетели на воздух). И вот теперь машинисты обязаны нюхать: нет ли утечки газа. Очень "умная" инструкция, если принять во внимание, что промышленный газ не содержит специальных "воняющих" добавок. Он... не пахнет! Как прикажете его унюхать?

Однако члены локомотивных бригад с должностными инструкциями ознакомлены "под роспись". Если, не дай бог, произойдет несчастный случай, всегда можно найти "стрелочника": им, вероятнее всего, окажется машинист, отвечающий за жизнь людей. Должен был "обеспечить выполнение должностной инструкции" - и не обеспечил. А можно ведь "в острой ситуации" напомнить и то, что пассажиров через динамик предупреждали: состав не просматривается. Выходит, пострадавший сам виноват: не надо было "зевать"?

Нет нет проблемы

А это что за иллюминация на крохотной станции? Освещение - "по полной", довольно длинная платформа... Это - злополучный 1533-й километр. Именно здесь погибла четырехлетняя девочка. Пока отец выгружал вещи, спрыгивал на неосвещённую насыпь - электричка тронулась. Девочка была уже снаружи, а ножки оказались внутри вагона... Машинист ничего не увидел. Во-первых, станция не была освещена. Во-вторых, машинист физически не мог видеть то, что находится ниже платформы. А отец девочки стоял гораздо ниже. Подножка восьмого (третьего с конца) вагона доставала ему до груди...

"Иллюминация" появилась после того, как произошел несчастный случай. А ведь до этого сколько было написано докладных о недостаточном освещении платформ! Но, как водится, пока гром не грянет...

После трагедии состоялся митинг, на котором машинисты депо Пермь II потребовали обеспечить нормальное освещение платформ. Наша газета, осмелившаяся опубликовать мнение членов альтернативного профсоюза железнодорожников о положении дел на железной дороге (и в частности о причинах данного несчастного случая), теперь предстанет перед судом. Пермское отделение РЖД предъявило иск в полмиллиона рублей, защищая свою "честь". Довод железный: в приговоре суда не фигурирует освещение. Виновным признан машинист, "допустивший отсутствие проводника на рабочем месте". Но если проводники столь необходимы, зачем же их после этого сократили - сначала на ближних, а потом и на дальних маршрутах?

Машинист получил срок "условно" и слег в больницу с тяжёлым нервным срывом.

Надо сказать, в неформальной беседе железнодорожные чиновники улыбаются:

- Так ведь нет жалоб от пассажиров на то, что платформы короткие или что отсутствует освещение. Были бы жалобы - вот тогда нам положено реагировать...

Но вряд ли люди будут жаловаться. Они и не к такому "экстриму" приучены. И вообще, кунгурский участок считается вполне благополучным. Как-никак, здесь проходит Транссибирская магистраль... А вот если ехать, допустим, в сторону Углеуральской, там вообще полная тьма. В служебной книге замечаний имеется сентябрьская запись о том, что на участке Пермь - Углеуральская не освещены 22 остановочных пункта. По словам машинистов, иногда они и остановку разглядеть не могут, останавливаются "по наитию", гадая, в то ли место "попали"...

Да что там говорить, много темных платформ и в черте Перми - взять тот же отрезок до Лёвшино... Наделали в пожарном порядке новых остановок для городской электрички. При этом, по словам машинистов, повредили подводящие кабели...

Но ничего, пассажиры не ропщут. Так что стоит ли вообще затевать разговор "о пустяках"?

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах