69

Кому помешали защитники?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36 06/09/2006

На недавней пресс-конференции в Пермском отделении Свердловской железной дороги оглашено письмо машинистов и помощников машинистов локомотивного депо Пермь II. В этом документе содержится весьма необычное требование к руководству железной дороги: остановить лидеров альтернативного профсоюза.

Как же так? Получается, народ просит защитить его от своих же "защитников"? Альтернативный профсоюз локомотивных бригад железнодорожников был создан в Москве в 1992 году и сегодня насчитывает более 50 первичных организаций по всей стране. В Перми три "первички" появились в 2002 году, когда пермские машинисты узнали, что их московские коллеги добились при помощи этого профсоюза серьезных улучшений условий труда.

Кто они, представители альтернативного профсоюза, и чем, собственно, прогневили своих коллег?

Чтобы разобраться, мы пригласили в редакцию сразу трех лидеров "альтернативщиков": Александра Волегова - председателя территориальной организации РПЛБЖ Пермского отделения Свердловской железной дороги, Вячеслава Бобкова - председателя первичной организации РПЛБЖ в депо Пермь II, а также его заместителя - машиниста электропоезда Виктора Абуткина.

- Какое впечатление произвело на вас "открытое письмо", в котором вас клеймят около двухсот машинистов депо Пермь II?

В. Абуткин: - Трудно их осуждать. Тайком они нам руку жмут, а при начальстве ведут себя по-другому. Дело в том, что на железной дороге мало что изменилось со сталинских времен, когда была жесткая полувоенная организация. Здесь - своя милиция, прокуратура. Любой работник всецело зависит от вышестоящего начальника. Инструкции составлены так, что в соответствии с ними могут снять с работы любого машиниста в любой момент, за любую оплошность. Я как-то подсчитал: чтобы проверить поезд так, как того требует инструкция, машинисту необходимо восемь часов. А нам на это отведено всего полчаса. Существует и другое явление - круговая порука. У нас, к примеру, слесарь не может отремонтировать электропоезд, потому что нет запчастей. Мастер ему заявляет: подписывай, что все в порядке, иначе не получишь премии. И слесарь подписывает. Старший мастер может наказать и мастера, и слесаря, но не наказывает (и, одновременно, они у него "под колпаком"). Неисправный поезд выходит на линию.

В. Бобков: - "Открытое письмо" - это уже второе публичное обращение к нам за последние два года. Первое послание было совсем уж топорное. Там слащаво, в советско-партийном духе, пелись дифирамбы руководству железной дороги. Нынешнее "открытое письмо" написано тоньше и "убедительней". Но эта "убедительность" достигается за счет подтасовки фактов.

- И какие же факты, на ваш взгляд, подтасованы?

А. Волегов: - В "открытом письме" нас, к примеру, обвиняют в том, что мы требуем повысить зарплату машинистам и их помощникам на 24%. И увещевают: где же эти деньги взять - разве что увеличить тарифы, грабить пассажиров. На самом деле, наше требование звучит так: "Провести аттестацию рабочих мест локомотивных бригад на выявление вредных факторов. До проведения такой аттестации установить доплату в размере 24% к должностному окладу (постановление Мин. труда РФ N 12 от 14.03.1997)". Ведь не секрет, что многие локомотивы выработали свой срок службы. Шум, вибрация, магнитные поля, негодная теплоизоляция, плохая освещенность - вот далеко не полный перечень нарушений ГОСТа. Есть министерское указание N118у о проведении аттестации рабочих мест, но администрация не торопится претворять его в жизнь, т.к. это приведет к увеличению зарплаты.

А. Волегов: - На самом деле мы не просим увеличить зарплату в разы. Мы всего лишь просим увеличить ее за счет приведения приказов в соответствие с законодательством. Мы всего лишь хотим жить по законам, а не "по понятиям".

Куда уходят миллионы

В. Бобков: - А насчет увещеваний, что бюджетники - врачи и учителя - живут гораздо хуже машинистов, могу сказать следующее. 100% акций ОАО РЖД принадлежит государству. Выходит, руководители железной дороги - тоже бюджетники. Почему же менеджеры из совета директоров получают по 14 млн руб. в год? Почему руководитель Свердловской железной дороги, уличенный в финансовых махинациях на сумму 1 млрд 666 млн руб., спокойно остается на своем месте? Деньги на железной дороге есть. По официальным данным, ОАО РЖД зарабатывает в день 40 млн рублей. Хотелось бы, чтобы эти деньги в первую очередь пошли на модернизацию состояния подвижного состава, на улучшение условий труда.

В. Абуткин: - В пику нам в "открытом письме" заявляется, что заработная плата машинистов увеличилась за последний год на 26%. Вот посмотрите "корешки" о моей заработной плате. С апреля прошлого года по апрель нынешнего она увеличилась вовсе не на 26%, а максимум на 10. А с мая действует интересный приказ начальника Свердловской железной дороги Шайдуллина. Смотрите, черным по белому: "Индексировать зарплату работников на 5%. Произвести индексацию в пределах фонда заработной платы, ... не допуская при этом снижения реальной зарплаты работников". Что за "повышение" такое, которое может реальную зарплату сделать ниже? Очень просто: в колдоговоре есть пункт об обязательной индексации. Вот ее и провели - на бумаге. Повысили тарифную ставку, зато сняли кучу надбавок. В результате, реальная зарплата должна даже понизиться - да "добрый начальник" понижать запретил. Такое вот "плановое ограбление". А перед СМИ можно отчитаться о "повышении уровня жизни" железнодорожников.

Кто, если не мы?!

- Вас обвиняют в том, что вы только шумите, но не сделали ничего позитивного для депо. Чего вам удалось добиться?

А. Волегов: - Нашему профсоюзу удалось, например, в судебном порядке потребовать от руководства для всех работников Свердловской ж/д оплаты полагающегося нам дополнительного 6-дневного отпуска за выслугу лет, а также включения шифров 471 и 175 для начисления средних заработков (оплата отпускных, больничных, сессий). Благодаря этому в среднем у работников предприятия прибавилось по семь тыс. руб. к отпускным. По этому поводу сам начальник дороги кричал на меня: "Лично ты украл у меня 40 млн рублей!" А почему это я украл? Может, наоборот: наш профсоюз вернул владельцам украденное?

В. Бобков: - Мы выигрываем дела в суде. Добились восстановления на работе незаконно уволенных членов нашего профсоюза: А. Волегова, Н. Молоткина, Д. Синоличенко. Добиваемся, чтобы работникам депо выплатили недоплаченное - за переработку, за простои по вине администрации, за ставший в депо "бесплатным" труд по разбору рейсов, техучебе, изучению техдокументации, сдаче экзаменов.

А. Волегов: - После наших обращений в суды, в транспортную прокуратуру, в гос-инспекцию по труду начальник депо привлекался к административной ответственности за нарушение трудового законодательства. Разумеется, администрация не в восторге от нашего существования.

- Это правда, что далеко не все машинисты депо разделяют ваши требования?

В. Бобков: - К сожалению, не до всех нам удалось достучаться. К примеру, мы воюем за отмену приказа, разрешающего переработку локомотивным бригадам. У нас вместо расчетного отдыха 20-30 часов машинист зачастую получает между рейсами всего 16, а то и 10. Огромная переработка незначительно увеличивает зарплату, но значительно ухудшает здоровье. Это приводит к трагедиям. Умирают от обширных инфарктов совсем молодые ребята. Всем им около сорока лет, у всех была запредельная норма часов. На Чусовском участке машинист тепловоза почувствовал себя плохо и умер прямо на рабочем месте от инфаркта. Оказалось, у него за первое полугодие 130 часов переработки.

А. Волегов: - Через Верховный суд мы добились отмены приказа, разрешающего машинистам перерабатывать. Но нашему руководству и Верховный Суд не указ. Недовольны нашими действиями и некоторые машинисты: они предпочитают добывать "длинный рубль" ценой сокращения собственной жизни. Что ж, хотите - перерабатывайте. Но не заставляйте перерабатывать тех, кто не хочет гробить свое здоровье.

В. Бобков: - При составлении графика работы нас часто "сталкивают лбами". Нам удалось добиться нормальных графиков для некоторых членов нашего профсоюза - к примеру, для Виктора Абуткина. Но другим работникам графики сделали безобразные: то огромные простои, то рейсы почти без отдыха. Естественно, ребята недовольны. А начальство "объясняет": из-за того, что у Абуткина хороший график, у вас - плохие. И как тут втолковать, что виноват не Абуткин, а система?

Закон начальству - не указ

- Вас обвиняют в том, что вы нагнетаете ненужные страсти в вопросе безопасности движения.

В. Абуткин: - Два года назад мы проводили митинг. Поводом послужила гибель четырехлетней девочки, зажатой дверями электрички кунгурского направления. Понимаете, у нас практически нет прямых, высоких, а главное, освещенных платформ. Машинисту из кабины на остановке видно два-три вагона. Дело было вечером. Пока отец спрыгивал на насыпь, электричка тронулась. Девочке зажало ноги дверями. В Кунгур она приехала уже мертвая.

Этот случай произошел из-за отсутствия освещения. И что же? На многих платформах освещения как не было, так и нет. Благодаря нашим обращением появились предписания транспортной прокуратуры, инспекции по труду, но начальству это не указ. Более того, сократили проводников, которые следили за посадкой в электричках. Такая вот безопасность....

- Однако, говорят, число нештатных ситуаций в Пермском отделении СЖД снизилось по сравнению с прошлым годом в 2 раза. Постоянно обновляется подвижной состав....

А. Волегов: - Число нештатных ситуаций можно ведь и скрыть. Новые электропоезда, и то в небольшом количестве, поступили только для пригородных маршрутов. На пассажирских и грузовых поездах по-прежнему - старые локомотивы, выработавшие свой ресурс. Вот, пожалуйста, акт приемки локомотивов с 8 по 28 апреля 2004 года - с тех пор мало что изменилось. Читаем: "не работает компрессор КТ-6", "не работает первая группа печей", "не исправен САУТ". Практически на всех поездных локомотивах отсутствуют солнцезащитные козырьки, зеркала заднего хода, фиолетовое освещение, позволяющее различать ночью показания приборов. Нет диэлектрических ковриков и перчаток - необходимых средств защиты. Нет аптечек, инструмента (гаечные ключи и прочий ремонтный инвентарь машинист вынужден приносить из дома). Перечислять можно до бесконечности......

- До недавнего времени в первичную организацию вашего профсоюза в депо Пермь II входило 118 человек. Теперь осталось чуть более сорока. Почему люди выходят из альтернативного профсоюза?

В. Бобков: - Не выдерживают прессинга администрации. Из управления СЖД приехали господа Сайфранов и Пикалин и на общем совещании локомотивных бригад сообщили, что члены нашего профсоюза машинистами и помощниками машинистов работать не будут. С трибуны эмиссары из Екатеринбурга заявили, что инструкторам, которые будут применять дискриминационные меры по отношению к членам неугодного профсоюза, "все простится". В настоящее время проводится психологическое давление на членов РПЛБЖ, их запугивают, переводят на нижеоплачиваемую работу, пытаются увольнять. Не гнушаются "обрабатывать" жен, близких.

Факты дискриминации по профсоюзной принадлежности установила транспортная прокуратура, но от этого ничего не изменилось. Народ массово выходит из профсоюза накануне сдачи очередных экзаменов. Ведь самый распространенный способ выжить человека - без конца заваливать его на экзаменах и потом уволить "за профнепригодность". А ведь профсоюзная деятельность, казалось бы, защищена законом...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах