aif.ru counter
617

Герои и крохоборы. Воспоминания военного корреспондента о войне в Южной Осетии

Фото из личного архива автора

За прошедшие пять лет опубликовано немало описаний «блицвойны». Писал о ней и я. Повторяться не буду. Вкратце расскажу про оставшееся «за кадром».

В СМИ, особенно зарубежных, Южная Осетия до сих пор фигурирует в сочетании с эвфемизмами вроде «непризнанная», «самопровозглашенная» (как будто существуют государственные образования, провозглашаемые кем-то со стороны). Раздаются обвинения в сепаратизме. Между тем, «Республика Хуссар Ирыстон» (РЮО) возникла на основаниях, соответствующих международному праву, не меньших, чем, к примеру, в свое время США.
Руководство Грузии еще в 1989 году заявило о своем стремлении к выходу из СССР, об аннулировании союзных обязательств. «Забыв» при этом, что югоосетинская автономия возникла именно в рамках Союза, и с распадом такового все его народы должны получить право на самоопределение. Демократическо-правозащитные СМИ замалчивали суть проблемы, в первую очередь, потому, что народ Южной Осетии не только единодушно высказался против развала СССР, но и отстоял свое право выбора, с кем ему быть. С Россией – правопреемницей СССР.

С 1989 года – то притухая, то разгораясь, вновь идет вооруженное противостояние. Кровавые вспышки имели место в 1991-м, 2004-2006 годах. В 2007 году грузины перерезали транспортную артерию Цхинвал-Джава. Пришлось с огромными издержками строить объездную дорогу (путь удлинился на 25 километров). Локальный террор, грабежи, захваты заложников, изгнание неугодных, «работа» снайперов не прекращались никогда. На блокпостах миротворцев – хоть музеи создавай: хвостовики минометных мин, стабилизаторы гранат, выпущенных из ручных пусковых установок, несть числа сплющенным пулям, осколкам.

Кругом воронки. Дороги минированы, плюс подбрасываемые в самые неожиданные места взрывные устройства с дистанционным управлением. Проезжая по многострадальной республике, чуть ли не в каждом селении видел скромные памятники павшим. А детское кладбище во дворе школы №5 города Цхинвала, а засада, в результате которой погибли почти 40 женщин и детей, а пытки паяльными лампами, а отрубленный палец 90-летней старухи (надо же было грузинскому «коммандос» как-то снять кольцо – «боевой трофей»)… Фактов, подобных этим, можно привести великое множество, но кого они – по крайней мере, до недавнего времени – интересовали?

Власть имущие, «международная общественность», СМИ рефлексировали крокодиловыми слезами, маловразумительными описаниями трагедии без указания на виновников, их подстрекателей и покровителей. После августовской драки спохватились. Призывают к проведению нового Нюрнберга, то бишь Гааги. Но ведь в качестве главного подсудимого Гаагского международного трибунала следовало бы назвать Буша; Саакашвили же – при всех его истериках, лишь «шестерка», подручный исполнитель. Надо быть совсем уж наивцем в политике, чтобы поверить в то, что он решился на агрессию без санкции свыше. Тем более, коли дело дошло до прямой вооруженной конфронтации с Россией.

До августа 2008-го

Ситуация начала усугубляться задолго до огненного августа. Грузины, при прямом попустительстве командующего Совместными силами по поддержанию мира в зоне грузино-осетинского конфликта (ССПМ) генерал-майора Кулахметова, заняли господствующие высоты у Авневи. Налицо обернувшийся тяжелыми последствиями тактический просчет нашего военно-политического руководства.

Сказалась также извечная российская неразворотливость: пока снизу решатся доложить, пока дождутся уклончиво-абстрактных указаний типа «проявляйте выдержку, не поддавайтесь на провокации»… Ситуация же, меняясь в корне, попросту выходила из-под контроля. Тем самым сковывалась инициатива югоосетинской стороны, осуществлялась ее дезориентация. Об этом мне и другим военкорам открыто заявляли компетентные лица РЮО.

Патруль российских миротворческих сил. Фото из личного архива Аркадия Константинова

Вдобавок на территории РЮО имелся ряд контролируемых грузинами анклавов. Посему отсутствовала единая линия фронта; противник мог наносить удары с тыла и флангов.

Примечательный факт: уже 4 августа опустел цхинвальский офис ОБСЕ. У всех «еврорегулировщиков», кроме руководителя Гжегожа Михальски и пары военных наблюдателей, нашлись срочные дела в Тбилиси, других отдаленных местах. Опустел местный рынок, ранее полнившийся торговцами-грузинами из анклавов. Лишь неподалеку от автовокзала в ларечке с табличкой «Куплю-продам лари» (грузинские деньги) терпеливо высиживал потертый жизнью «генацвале».

Югоосетины не раз и не два выдерживали экзамен на прочность, они построили зрелое гражданское общество, вполне жизнеспособную и способную к развитию государственность, какую ни есть, экономику. В этом я каждый раз убеждался, наблюдая повседневные заботы людей в Цхинвале, Джаве, окрестных селениях. Продолжали тянуть газопровод из России.

Министр сельского хозяйства Козаев, преодолевая провокации со стороны грузинской полиции, «разруливал» вопрос о посылке в хозяйства сельхозтехники. Мэрии организовывали ремонт домов, подготовку к отопительному сезону, а главное – водоснабжение (поскольку при прохождении через контролируемый грузинами участок живительная влага скачивалась практически на сто процентов, в ход пускалась дипломатия, предполагалось бурение артезианских скважин)… 

Пища духовная? Зашел в университет, где завершались вступительные экзамены. Преподаватели терпеливо ждали опоздавших: часть абитуриентов не смогла прибыть из-за противодействия все тех же грузинских полицейских, другая – из-за дежурства на боевых постах. В фойе – скорбный мартиролог погибших студентов. 11 факультетов – в том числе, журналистики. Осмотрел последнюю продукцию издательства «Южная Алания»: вот монография известного философа Косты Дзугаева, вот учебники, вот детские книжки… Гастролировал Тираспольский драмтеатр с детской пьеской «Три поросенка». Повышенный интерес вызвал вернисаж произведений художников стран Содружества Приднестровья, Абхазии, РЮО…

Точно соблюдая обязательства по урегулированию конфликта, осетины отвели свою боевую технику (около 200 танков, БТР и БРДМ, свыше 100 артсистем, «грады») в глубокий тыл.

Ужасы войны

Прелюдией явились обстрелы 1-2 августа. Шестеро убитых, 13 раненых. 5-6-го вспыхнула перестрелка у Нула и Знаура. Прощупывали. В ночь на 8-е – грянуло!

В ночь на 8-ое началась война. Фото из личного архива Аркадия Константинова

Наши миротворцы поначалу вели себя пассивно. Уже были убитые и раненые, снаряды рвались на территории военного городка, а в ответ – …протесты. Грузины добивают раненых, в том числе с нашивками «МС», препятствуют эвакуации. И тогда, плюнув на мертвую букву безнадежно опоздавших приказов, миротворцы – солдаты и командиры (а среди них – под тысячу осетин и чеченцев) силой оружия заставляют считаться со своим статусом.

Рефреном звучит: невинные жертвы, жертвы, жертвы…  Нет! Даже когда речь шла о стариках, женщинах и детях. Они – боевые потери почти поголовно сражающегося народа! Они – павшие защитники. И пекарь, выпекавший под огнем лаваши, и девочка, чью песню о свободе глушили разрывы снарядов, и инвалид Великой Отечественной, демонстративно надевший видавший виды офицерский китель со всеми наградами… Прятались по подвалам, бежали? Так ведь не сдавались! Никто не сдавался! И тогда, в девяностые, и сейчас. И, верю, не сдадутся никогда!

Боевые потери. Это отнюдь не означает отпущения грехов убийцам, какими бы благими намерениями они не прикрывались. А можно ли простить тех, кто «обосновывает» «исключительные права грузин» на спорные территории? Историков-шовинистов, вопреки фактам, утверждающих, нет, мол, никакой Южной Осетии, а есть исконно грузинская «Земля Самачабло», «Шида Картли» («внутренняя Грузия»)? Грузинское духовенство, начиная с Католикоса Илии, который благословил «освободительный поход»?

Танкам на горных серпантинах порой было трудней, чем людям. Фото из личного архива Аркадия Константинова

Герои

Я видел повседневный, не нуждающийся в громких эпитетах героизм, проявляемый затянутым в выгоревший камуфляж паренька, шедшего в бой под льющуюся из плейера песню: «А в чистом поле система «Град». За нами Путин и Сталинград!». Героизм медсестры приемного покоя госпиталя Светланы Хачатуровой: сутки напролет при свете керосиновых фонарей под грохот канонады – раненые вперемежку с трупами (а на передовой муж и девятнадцатилетний сын) – для этого надо иметь поистине железные нервы.

Героизм председателя госкомитета по информации и СМИ Ирины Гаглоевой – поистине Пассионарии югоосетинского сопротивления! При ней было просто стыдно проявлять малодушие. Охрипшая, с воспаленными от дыма пожарищ и недосыпа глазами, она полнила теле- и радио- эфир сообщениями из самого пекла боев. Героизм «особиста» Инала Плиева, не терявшего присутствия духа, даже когда все буквально висело на волоске. Героизм увешанного оружием и снаряжением добродушного гиганта-часового Алана... Да разве всех перечислишь!

Живописуя ужасы войны, акцентируя внимание аудитории на трупах и руинах, на тяготах существования без воды, продовольствия и электричества, СМИ вольно или невольно подстрекали бежать, куда глаза глядят.

Свидетельствую, не как нож в масло вошли в Цхинвал грузины. В СМИ югоосетинских бойцов обтекаемо называли ополченцами, действовавшими в рамках чуть ли не стихийно возникших групп. Однако сражались не только и не столько они, сколько наскоро пополненные резервистами кадровые мобильные подразделения Минобороны, МВД, других силовых структур РЮО. Именно они встретили первый удар, без малого сутки связывали оккупантов боями, жгли их танки и БМП, перегруппировываясь, маневрируя, били с флангов и тыла, везде, где это было возможно. Честь и слава им и, конечно же, командованию в лице Василия Лунева, которого я там видел не в тыловом штабе, а – затянутого в камуфляж – то на одной, то на другой позиции.

Яростного и  одновременно спокойного. Отдающего четкие, мгновенно исполнявшиеся приказы. В результате врагу не удалось закрепиться нигде, что и обусловило его паническое бегство при первых же ударах 58-й армии и псковских десантников. Правда и с ударами не обошлось без накладок. Колонны сильно растянулись, часть тяжелой бронетехники увязла на горных серпантинах, моторы перегревались, поломка за поломкой… У въезда в Цхинвали головная колонна, скучившись, ждала, когда подтянутся поотставшие. Грузины и вдарили... Снова потери!

Телезрителям часто показывали подвалы, указывали на их, пусть относительную, безопасность. Действительно, многие жители прятались там. И зачастую оказывались в ловушке. Одноэтажные кирпичные дома, рассыпаясь от прямых попаданий снарядов, заживо хоронили оказавшихся под ними. Бомбы и летящие сверху снаряды, пробивая крышу, потолок и пол, опять-таки разрывались в подвале. Случалось, грузины, бросали гранаты в вентиляционные окошки. Вот вам и убежища!

Старинный дом в Цхинвали. Фото из личного архива Аркадия Константинова

Имел место широкомасштабный систематический шпионаж. Им, наряду с грузинскими спецслужбами, занималось множество «волков в овечьих шкурах», действующих под прикрытием международных псевдогуманитарных, псевдорелигиозных, псевдонаучных миссий. Это закономерность, проверенная опытом всех войн, на которых мне довелось побывать. Западные хозяева снабжают режим Саакашвили материалами аэрокосмической разведки, поставили ему системы наведения на цели (отсюда четыре наших подбитых самолета).

Без помощи извне вряд ли бы удалось создавать телекоммуникационные помехи (сам неоднократно сталкивался с эффектом «зашкаливания» связи). К глубочайшему сожалению, адекватной и, тем более, работающей на опережение «электроники» наши Вооруженные силы не продемонстрировали. Грузинские «Грады» молотили час за часом с одних и тех же позиций. А по «классике жанра» после первых же залпов надо было засечь их и уничтожить.

Осетины очень надеялись на «зонтик» российской противовоздушной обороны. Отсутствие такового позволило грузинской стороне на первых порах почти безнаказанно наносить бомбо- и ракетно-штурмовые удары. Цхинвал расцветился вспышками взрывов и пожарами.

Удар НУРСа. Фото из личного архива Аркадия Константинова

Крохоборы

В море людского горя всегда всплывает грязная пена. Была горсть предателей вроде Санакоева, «главы» насаждаемой захватчиками марионеточной «временной администрации». Были крохоборы-водители, заламывавшие несусветные цены за вывоз людей из зоны конфликта. Шныряли мародеры, норовившие прихватить то, что «плохо лежит». Просто трусы и паникеры, рождающие и «ретранслирующие» самые дикие слухи. Но, разумеется, облик Южной Осетии определяли не они, а те, кто вопреки всему выстоял и победил.

Мнение автора  может не совпадать с мнением редакции.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество