300

Сумерки «Белых ночей». Что стало с фестивалем?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 28. АиФ-Прикамье 08/07/2014

Но состоится ли явление «Белых ночей» народу в 2015 г. – большой вопрос. 

Мильон стенаний 

Первые скандальные раскаты грома грянули еще при выборе автора лучшей концепции фестиваля. После изгнания в прошлом году Марата Гельмана и его команды на победу претендовали матерый «Озон» Олега Ощепкова и «Интерсфера» Вадима Некипелова. Для многих неожиданно победил второй. За три недели до начала фестиваля Некипелов стал бить в набат: неподписанные вовремя из-за чиновничьих проволочек договоры с подрядчиками поставили под угрозу возведение городка к 31 мая. 

- Постараемся вовремя построить городок. Хотя если сделаем это, можно смело заносить нас в Книгу рекордов Гиннесса, – говорил тогда Вадим Некипелов. 

Подвиг, может, и имел место, но чуда не произошло. В сжимающиеся, как шагреневая кожа, сроки со стахановским напором и задором построить приличный городок не удалось. Хотя организаторы с чиновниками и делали мину при плохой игре. Но проплешины неблагоустроенности и островки неухоженности со щебнем так и зияли неуютностью весь фестивальный месяц. И уже только этим сильно смазывали общее впечатление от фестиваля. А еще и погода подкузьмила. Хотя к дождям организаторы более-менее оказались готовы: в отличие от прошлых лет перед главной сценой соорудили большой шатровый навес. 

Немало нареканий вызвала и программа фестиваля. Символичным было выступление давно уехавших с музыкальной ярмарки Алексея Глызина или французской певицы Desireless. Впрочем, это с какой стороны посмотреть. Как и в прошлые годы, на фестивале можно было найти немало настоящих алмазов и просто достойных коллективов, много интересных событий. Да и цифра – 10 тыс. участников «Белых ночей» – впечатляет. 

Но слов из песни не выкинешь. Пожалуй, впервые на «Белые ночи» вылили столько ушатов критики и упреков. «Фестиваль потерял свою ауру и атмосферу». «Корпоратив и балаган». «Жалкая пародия на фестивали прошлых лет». «Не тот размах». «Голимая провинция». И вот уже народ просит вернуть Гельмана назад…

Между тем, если верить организаторам, в этом году фестиваль повторил успех прошлых двух лет, когда городок посетило около одного миллиона человек. Достижение (с учетом мерзкой погоды), или пипл хавает и так?

Наконец, отдельная тема, как отбирали фирмы, занимавшиеся торговлей на фестивале (многих, кстати, неприятно поразили высокие цены). Так, Николай Харин, пермский бизнесмен, публично заявил, что непонятные личности за 65 тыс. руб. обещали помочь его компании получить место на «Белых ночах». Хотя к этому в Прикамье уже все привыкли: без откатов или блата в наше время, похоже, уже никуда не заявиться, не получить никакой подряд. 

Кстати
Мини-копии известных архитектурных памятников из фестивального городка попытаются продать на аукционе, который пройдет 1 августа. Вырученные средства направят на лечение детей, больных раком. Веревочные скульптуры подарят социальным и детским учреждениям края. В онкоцентр и реабилитационный центр инвалидов отправят французские визуальные инструменты.

Культурная реакция?

Все эти недоразумения и страдания стали поводом для слухов, что в этом году мы наблюдали закат «Белых ночей». Впрочем, краевые власти совсем не спешат хоронить фестиваль: «Давайте сначала подведем итоги этого года». Кстати, в плане бюджета на 2015 г. графа с финансированием фестиваля имеется. 

И, тем не менее, медицинский факт: постепенно прикрывается лавочка культурной революции. Сгинули бояковская «Сцена-Молот» и фестиваль «Текстура». Придушили «Пилораму», которая пышным фестивалем расцвела в последние годы, в том числе не без участия варягов-культуртрегеров. На месте красных человечков скоро будет «Орден Ленина». Музей PERMM готовится с экспонатами на выход из речного вокзала. 

И вот уже Теодор Курентзис, худрук театра оперы и балета, заявляет, что, по сути, только они остались последним форпостом культурной революции, затеянной при Олеге Чиркунове. Недавний сногсшибательный (а отдельными постановками даже сносящий крышу) Дягилевский фестиваль и уже озвученные репертуарные планы театра на следующий сезон это заявление, кстати, подтверждают и подкрепляют. 

- Ну вот, «Белые ночи» в Перми так или иначе прошли и без нас. Думаю, не последние, но с перерывом в несколько лет точно, – пессимистично прогнозирует великий посрамитель всех скептиков Марат Гельман. 

Зато неунывающий Вадим Некипелов, с фирмой которого еще не до конца расплатились, горит желанием взяться за организацию «Белых ночей – 2015». 

Если, конечно, фестиваль состоится. И если, конечно, его снова выберут победителем.

Комментарии

Олег Лейбович, политолог и культуролог:

Власти могут закрыть фестиваль. Посмотреть, исчерпал ли он ресурс – развлекательный, культурный, презентационный, и принять решение. Бренды за два-три года не формируются. Тем более «Белые ночи Петербурга» пермскими не перешибить, так что и сам по себе бренд нельзя признать удачным.

 

Валерий Грунер, композитор, член правления Пермского отделения Союза композиторов России:

 

В целом фестиваль где-то напоминал расширенный вариант нашего Парка Горького, схожего с неким местом массовой тусовки горожан. В общем-то, это лучше, чем алкогольное братание и шатание толпы на День города в 90-х – 2000-х гг. под патронажем тогдашних руководителей. Мелкая торговля, коллективы от самодеятельных и малокачественных до относительно профессиональных заезжих и местных арт-деятелей. Иногда утомлял постоянный шум, создаваемый электроникой и ударными инструментами. Для чувствительного уха это малоприятное удовольствие. Но, слава богу, не было откровенно издевательских визуальных изображений и нецензурных текстов, скандалов, связанных с «гениальными политтехнологами», спасающих недалекую пермскую публику от роковых оков мещанства и местных традиций. Из того, что слышал, хорошее впечатление произвел Губернский оркестр с утесовским репертуаром под управлением Тверетинова и выступавших с коллективом солистов: пародиста А. Сумишевского, Натальи Кирилловой, Олега Непряхина и др. Неплохо была выстроена драматургия самого действа. Люди реагировали тепло. Среди всеобщей попсы и навязчивого рока это выступление было подпитано более душевным и профессиональным уровнем. 

Взгляд блогера 

senat-perm.livejournal.com:

Нынешняя команда логично продолжила дело предыдущей и придала мероприятию завершенную жанровую форму. Как участники всех «Белых ночей» мы видели изнутри генеральную линию и покажем ее с цифрами в руках:

«Белые ночи – 2011». Нет фестивального городка. 24 выставки совриска в разных местах города. 0 точек продаж горячей кукурузы.

«Белые ночи – 2012». Появление фестивального городка. 10 выставок совриска. 2 точки продаж горячей кукурузы.

«Белые ночи – 2013». Расцвет фестивального городка. Достигнут порог в 1 000 000 посещений. 2 выставки совриска (которые к концу празд-
ника со скандалом изгоняют из городка). 4 точки продаж горячей кукурузы.
«Белые ночи – 2014». 1 000 000 посещений. 0 выставок совриска. 6 точек продаж горячей кукурузы.

Чувствуете плавную линию? Вполне плавная линия, не перелом. Где-то убыло, где-то прибыло. И мы видим где, сами любим кукурузу.

Разве Некипелов гнался за миллионом посещений? Нет, за ним погнались Гельман с Мильграмом. А для миллиона граждан нужны простые и понятные жанры развлечений.

Пермь переварила и приспособила фестиваль «Белые ночи» под себя, отрыгнув ненужное, оставив необходимое для семейного досуга в промышленном городе.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах