228

По закоулкам «Города сердца». Кто распорядился забальзамировать тело умершего пациента?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. АиФ-Прикамье 06/08/2013

Бил. Но убил ли?

Неожиданными стали уже первые результаты исследования эксгумированного в Кирове тела Кулешова. Выяснилось, что оно было забальзамировано. «Уж не для сокрытия ли следов преступления?» – вопрошают его родные.

Как сообщила «АиФ-Прикамье» его вдова Флюра, семья не давала согласия на такую процедуру, официальные документы об её проведении отсутствуют. Задокументированы лишь распоряжение заместителя главного врача провести вскрытие и якобы прижизненный устный отказ от последнего со стороны больного. В итоге по религиозным соображениям вскрытие так и не провели.

Неточности и противоречия в документах насторожили следователей Пермского регионального СУ СК РФ и явились основанием для допросов составлявших их лиц.

Вот что заявляют в связи с этим кировские судмедэксперты. Коль пациент скончался в срок менее трёх недель с момента операции, вскрытие должно было проводиться обязательно. Бальзамирование обычно производится при необходимости сохранить тело для длительной перевозки в тёплое время. Однако Кулешов скончался 6 марта, когда стоял мороз. И ещё: современные бальзамирующие составы - химические, то есть меняющие естественное состояние тканей. Таким образом, установление причинно-следственной связи между побоями и смертью крайне затруднилось.

– Бальзамирование консервирует ткани и, соответственно, их повреждения; значит скрыть следы побоев, если таковые были оставлены, всё равно не удастся. Подозрительно, что в тени остаётся заказчик этой процедуры, говорит Андрей СВЕТЛАКОВ, завкафедрой судебной медицины ПГМА:

При всём при том врач вполне может отделаться лёгким испугом, ведь проследить прямую связь между избиением и наступлением смерти архисложно. Безусловным остаётся лишь зафиксированный на видео факт избиения. В соответствии со ст. 116 УК РФ это тянет максимум на штраф в 40 тыс. руб. или полгода исправительных работ. С корректировкой на отягчающее обстоятельство - беспомощность потерпевшего. Вообще может избавить врача от уголовной ответственности заключение судебно-психиатрической экспертизы о совершении им деяния в состоянии временного психического расстройства, исключающего вменяемость. Тем более что подследственный говорит о нервном срыве от переутомления после 36-часового дежурства. 

С конъюнктурной точки зрения представляется более выгодным выставить всё так, что случившееся произошло исключительно по причине отклонений личности Вотякова. Иначе руководству надо будет отвечать за ненадлежащие условия труда работника: существенное превышение продолжительности рабочего времени и т. д. Судя по всему, к тому и идёт. 

                                                                         
Кстати
Следственный комитет начал расследовать обстоятельства гибели пациентов красноярского ФЦССХ «ввиду ненадлежащего оказания им медицинской помощи», а также нарушения, допущенные его сотрудниками, включая главврача Валерия Саковича.

А в остальном… всё хорошо?

Глава «Города сердца» Сергей Суханов, отвечая на вопросы журналистов об итогах комплексной проверки комиссии из Москвы и исправлении выявленных огрехов, заявляет, мол, упущения в основном касаются документооборота: «Грубых нарушений в работе центра не выявлено. Ошибки были в основном по заполнению медицинской документации». Ой ли?! Кадровые перетряски. Три судебных дела с указанием на грубые нарушения (ч. 3 ст. 19.20 КоАП РФ), где ответчик пытался определить их как  «надуманные и необоснованные». Решение Минздрава РФ в скором времени провести ещё одну проверку. 

Получила продолжение и вызвала широчайший резонанс в стране и за рубежом история с гибелью 5-летней Ани Фаткуллиной. К расследованию, наряду с СК РФ, подключились Общественная палата РФ, журналисты. Так, на днях именно с этой целью в Пермь приезжала одна из ведущих редакторов агентства «Рейтер» Элизабет Пайпер. Беседовала не только с потерпевшими, но и с профессором Сухановым, чиновниками и представителями правоохранительных органов. Увезла с собой большую подборку копий документов. 

По факту гибели Ани тоже должны быть результаты судмедэкспертизы. Это поможет ответить на вопрос, где произошло инфицирование синегнойной палочкой. Александр СБОЕВ, руководитель регионального управления Роспотребнадзора, главный санврач Прикамья, по этому поводу сказал: 

- Внутрибольничная инфекция - это проблема не какого-то отдельного учреждения, а в целом здравоохранения. Факты её выявления редки. К сожалению, наша система заточена на скрытие случаев инфекций. 

С начала лета «дела сердечные» и связанные с ними проверки прокатились ещё по нескольким российским кардиоцентрам. О чём это говорит? Не о том ли, что у отечественной кардиохирургии и системы здравоохранения в целом острая сердечная недостаточность? 

Кстати

Следствие ведётся и в отношении екатеринбургских медиков. Они также весьма болезненно воспринимают проверки. Однако среди них напрочь отсутствует свойственнаяпермским кардиохирургам нервозная реакция на это.

Причина – капитализм

Михаил СУСЛОВ, профессор ПГНИУ:

– Зарплата врачей остаётся крайне низкой, поэтому они идут на ночные дежурства и прочие подработки. Когда к ним приходят больные - нервные, злобные, капризные, своенравные - врачи, наверное, тоже начинают звереть. Хорошо ещё, что они не режут горло каждому, кто к ним заходит. Есть и ещё одна проблема, понижающая градус моего сочувствия больным и пострадавшим. Когда свергали советскую власть, понимали ли, что делают, какие мерзости будут твориться в современной России? Рынок и вся бесчеловечная буржуазная система порождают не только то, с чем сегодня борются родственники потерпевших, но ещё большие мерзости и подлости. Они решили в этой системе искать правду, навести порядок, добиться чистоты, сочувствия, человечности. Не смешно ли?

Лукавая статистика

Наталья Козиолова, д. м. н., президент Ассоциации кардиологов Прикамья:

– Многие осложнения (например, гнойно-септическое) проявляются после того, как пациент выписан. И вот эта статистика - открытая и объективная - у нас отсутствует. 2% осложнений и смертей фигурируют в отчётности потому, что при выписке 98% пациентов ПФЦССХ числятся благополучными (так оценили и состояние Ани). Получается, если «выздоровевший» преставился в сельской больнице или в избе на печи, центр - не при делах. А взять бы, да и промониторить состояние бывших пациентов, скажем, за год после операции. А то, может, иных и в живых-то нет? Поэтому мы можем приводить отдельные факты, проводить аналогии и понимать, что в кардиоцентре далеко не всё идёт гладко. Пермскому центру нужно прекратить направлять своих вербовщиков на поиски пациентов по краю и соседним регионам (Кировской области и Удмуртии). Те, наспех осмотрев по 100-200 пациентов, чохом автобусами привозят их в ПФЦССХ. А взять сами операции. Таковые сегодня проводятся как на открытом сердце, так и чрезсосудистым доступом, без вскрытия грудной клетки. В красноярском ФЦССХ соотношение операций таково: 7 - на закрытом сердце, 1 - на открытом. Суханов же планирует в этом году провести 3 тыс. операций на открытом сердце. Это не соответствует ни российским, ни международным стандартам. Если такая практика будет продолжаться, это, безусловно, приведёт к дальнейшим нарушениям и, как результат, гнойно-септическим осложнениям. Наконец, очень важен реабилитационный период - его, к сожалению, не было никогда за всё время существования Института сердца. Проблема существует поныне. 

Всем сердцем

Владимир Тайсаев, солист Пермского театра оперы и балета:

– Слежу за этой ситуацией с того времени, как узнал о гибели маленькой Анечки. Утрата тяжела, горька, невосполнима, и я понимаю стремление родственников добиться всестороннего гласного расследования, наказания виновных, чтобы вызванные человеческим фактором - ошибками, нарушениями, злоупотреблениями, халатностью - трагедии не повторялось впредь. Всем сердцем поддерживаю их в этом. 

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах