aif.ru counter
313

Сколково в ванной: пермяк изобрел измеритель газов высокой точности

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. АиФ-Прикамье 29/10/2013 Сюжет Пермские кулибины

Его мастерская - ванная комната. Ибрагимов университетов не кончал, но тягу к точным наукам и изобретательству имел всегда. Недавно он довёл до ума измеритель газов – прибор, над которым денно и нощно трудился последние пять лет. На изобретение «нюхача» (как он ласково его называет) тратил почти всю свою пенсию.

– Это звёздный час моего учителя Григория Алексеевича Прохорова, - признаётся Васил Ибрагимов. – Я взял за основу его математический аппарат. Без его расчётов мне бы никогда не собрать измеритель газов высокой точности.

Универсальный «нюхач»

Илья Пригожин, «АиФ-Прикамье»: – Васил Исмагилович, где может применяться ваш прибор?

Васил Ибрагимов: – С его помощью можно измерять содержание любых газов. Так, прибор позволяет фиксировать даже маленькую утечку метана, поэтому может применяться в любых шахтах, чтобы предотвратить взрывы газа. Аналогично можно в квартирах использовать. Можно измерять углеводороды в нефтянке или те же выхлопы автомобилей. Сейчас многие переводят машины на газ, поэтому важно проверять машину: не дай бог утечка, так и до взрыва недалеко. Действует прибор как обычный пылесос: проехал автомобиль мимо, засосали воздух, измерили. Всё в норме, значит, машина исправна. Если нет, определяешь, стоит ли автомобиль ремонтировать или сразу на стоянку вечную определить.

«Нюхач» может хорошо измерять спирты. Как вариант, можно его использовать в медицине: диагностировать проблемы со здоровьем. Главное – знать, какие газы выделяют больные органы: печень, желудок и т.д.

Ведь сама методика измерения газов в «нюхаче» апробирована на 100%. Постарался сделать его из доступных элементов, следуя совету Григория Прохорова: «Ближе к физике и поменьше элементной базы».

Аналогичных приборов в стране (да и в мире, наверное) нет. Это не хвастовство. Чувствительность прибора - две промилле. Это как двух пьяных определить из одного миллиона. Японцы от зависти с ума сойдут. Вместе с горой Фудзияма. Прибор прост в работе и универсален: электронная часть фактически идёт на все газы, меняешь только измерительную часть и можно «ловить» любой газ.

– Уже можно запускать в производство?

 – Для начала его надо откалибровать. Мне это не потянуть. Если только лет двести пенсию копить.   

Машина экологического контроля

Идей и изобретений у Ибрагимова – громадьё. Антивирусный ионизатор. Суперпечка для сжигания опилок. Ионизатор воздуха для двигателя автомобиля, благодаря чему экономится бензин и почти нет выброса вредных веществ. Сейчас изобретатель собирается восстановить пылемер и слухач.

– Пылемер уже можно было пускать в производство, оставалось только сертифицировать. Когда прибор на одной выставке показывал, то больше всех заказов на него получил. Но до производства не довёл, к сожалению.  

Помните весной взрыв на одном из пермских заводов, где погибли двое работников?  Я на этот завод приходил в своё время, рассказывал о пылемере. В охране труда мне сказали: «Вы нам его сертифицируйте, тогда с радостью возьмём». Но я не могу его сертифицировать. Я ведь как псих-одиночка - без денег. Предложил им вместе поработать над сертификацией. Отказались. Если бы они взяли прибор, то этот взрыв можно было бы избежать. У нас как сейчас пыль измеряют? Берут ручной пылесос, воздух в цехе затянули, затем осевшую на фильтре пыль взвесили. Но это лишь локальное наблюдение.

А в наш техногенный век всегда нужен постоянный мониторинг и контроль. Вот летом в Перми был выброс газа. «Жахнуло» так, что люди аж на 9-х этажах мучились от головных болей ещё неделю. А власти вдолбили народу, что он случился из-за слива меркаптана в канализацию. В эту официальную версию не верю. Много лет проработал председателем кооператива, с канализацией повозился вдоволь, и знаю, что технически такой слив невозможен. Это был промышленный выброс с какого-то предприятия.

Кстати, в своё время мы предлагали пермскому МЧС сделать «машину экологического контроля». В ней хотели объединить все наши разработки, чтобы проводить комплексный анализ в любом городе и местности – вплоть до замера радиации, в том числе альфа-частиц. Если гамма-излучение хорошо научились измерять, то альфа-частицы – нет.

Почувствовали запах в городе, проехали по Перми с передвижной лабораторией, измерили и определили, где максимальная концентрация: ага, это такой-то завод выброс сделал.  

 – Говорят, ваш «слухач» в своё время брали пермские омоновцы в Чечню. Правда?

– Да, давал им в частном порядке прибор, чтобы уберечь от внезапных нападений на блокпостах. Получил хорошие отзывы. Правда, мне его весь пробитый пулями из Чечни привезли. Я ведь его сначала на даче обкатал: «слышит» - фиксирует звуки и речь - уже за полкилометра. Воры ещё в лесу идут, говорят, кто и что будет брать, а их уже в доме сторожа слышно. Есть идея доработать слухач для защиты границ России в автоматическом режиме. Установил такой прибор на границе, кто-то зашёл в запретную зону, подаётся сигнал с датчика и автоматически ведётся стрельба по противнику.

Хотя можно слухач и не только в «военке» использовать: к примеру, слушать им под землёй, где прорыв водопровода произошёл. А то бывает вода вышла в одном месте, начинают там копать, и, оказывается, что утечка совсем в другом месте.

«Бросить всё? Нет!»

– Васил Исмагилович, у вас в квартире, в прямом смысле слова, валяется столько изобретений. Никогда не возникало желания получить патент хотя бы на один прибор?

 – На патент нужны деньги. Да и толку от него? Знаю много специалистов, у которых куча этих патентов, но никому они не нужны. Хотя газомер попробуем запатентовать.  Но, боюсь, не нужны в стране все эти новинки и изобретения. Помню, на заводе Ленина впервые в СССР сделали без помех передачу ИК-лучей по световодам. И что? Никому не пригодилось.

Моё сотрудничество с угольным институтом и Григорием Прохоровым началось, кстати, в 90-е, когда они попросили поучаствовать в изготовлении измерителя остаточного хлора в воде. Получился прекрасный прибор, по нему один человек даже защитил докторскую диссертацию. Много ноу-хау применили, но дальше опытного образца дело не пошло: измерять остаточный хлор в стране нельзя.

– Почему?

– Потому что когда наши люди узнают, сколько хлора в воде из-под крана, они перестанут её не только пить, но и мыться. В 90-е годы весной превышение ПДК по хлору было в 30 раз. Поэтому мы «долго» и живём. Все забывают, что хлор – это боевое отравляющее вещество. Сейчас, правда, не столько хлора, сколько взвешенных веществ в водопроводной воде - каменюга течёт с Уральских гор, кальцинированная очень. Да и дно, где забирают воду в Чусовском водозаборе, очень загажено. У нас же сточные и туалетные воды туда бегут. Парадокс: воды в Прикамье до чёртиков, а пить не знаем что. Столько лет ломают голову и копья с водоснабжением Краснокамска. Я бы, например, провёл в Краснокамск воду из Нытвенского пруда.

 – Руки не опускаются из-за того, что все ваши наработки дальше образцов не идут?

– Порой хочется всё бросить, и заниматься только своим здоровьем. Но не могу жить без изобретательства. Сейчас столько идей, столько всего хочется сделать. Например, измеритель родона. Мечту о машине экоконтроля тоже не оставляю. Пока ещё есть предприятия, которые в состоянии её сделать. Вдруг, Родине пригодятся наши наработки?

Досье

Васил Ибрагимов

Родился 21 июля 1952 г. в дер. Броды. Женат. Двое детей, 4 внука. Окончил ПТУ по специальности «Сложнобытовая техника».

Работал слесарем в контрольно-измерительных отделах «Велты», завода им. Ленина. В 90-е активно сотрудничал с ОАО «МНИИЭКО ТЭК» (бывший Пермский научно-исследовательский угольный институт) и его учёным Григорием Прохоровым, который руководил разработкой известных анализаторов ДИВ и Микран. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах