33

Права человека для пермяков загадочны, как жизнь на Марсе

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. АиФ-Прикамье 24/11/2010

Совсем недавно, 11 и 12 ноября, в Перми проходила международная конференция правозащитной тематики. Эксклюзивное интервью «АиФ-Прикамье» дал Павел ЛАПТЕВ, уполномоченный России при Европейском суде по правам человека с 1999 по 2007 год.

Непонимание уходит

- Павел Александрович, справедливо ли утверждать, что права человека принадлежат каждому с момента рождения, и все попытки привязать их к тем или иным «национальным особенностям» так же нелепы, как и привязывать к национальным особенностям действие закона всемирного тяготения?


- Права принадлежат каждому с момента рождения. Каждому. Прямо с момента первого вздоха. Национальные особенности тут ни при чём. Важно лишь то, что это - человек.

- Вы упомянули про изменения, произошедшие в Перми. В чём именно?

- Сравниваю с 2004 годом. Тогда здесь не было очень многих вещей. Даже уличное освещение Перми, мне показалось, сильно отличается от того, что было раньше.

Ещё одно. В Перми было абсолютное непонимание того, что нельзя помещать человека в следственный изолятор, когда тот переполнен. Сегодня такого непонимания нет. А вот проблема-то осталась! Но примечательно, что вопросов о том, нужно ли эту ситуацию менять, уже не возникает. Все понимают, что нужно. Знаете, такое продвижение в сознании местных властей - преодоление дистанции колоссального размера.

Проблемы остаются

- Какие особенности Перми и края, на ваш взгляд, самые заметные?


- Хотел бы, чтобы в Перми сохранилась уже существующая тенденция. Я имею в виду то обстоятельство, что по Пермскому краю очень мало постановлений Европейского суда. Всего пять или шесть. Но это очень мало.

- Известно, что 30 процентов всех обращений в Европейский суд поступают со стороны России. Это огромная цифра. А по Прикамью -  всего пять (!) решений. С чем это связано? С правами человека у нас ажур, или же можно говорить о некоем барьере, препятствующем европейскому правосудию?

- Барьера на сегодняшний день не видно. А что касается прав человека, то с ними в любом государстве, в любом субъекте Федерации хорошо быть и не может. Что нибудь да проявится. Мы иногда в упор не воспринимаем некоторые вещи, настолько очевидно нарушающие права человека, что дальше уж некуда. Даже судьи (!) не понимают, что установленные в залах судебных заседаний клетки - это настоящее нарушение человеческого права! Европейский суд пока по этому поводу не высказался. Но это ничего не меняет. Вопрос надо решать.

Необходимо работать и в отношении жалоб в Страсбург из Пермского края на опережение. Их, конечно, так мало не останется. Но, чтобы не было резкого скачка, следует избегать необоснованных всплесков информации, таких, например, как публикации на тему гей-парадов на территории Перми или Соликамска.

Ещё одно - следить за тем, чтоб не возникли новые, спровоцированные властями, проблемы. Например, плохое состояние медицинского обслуживания в СИЗО. Там тоже люди.

Step-By-Step

- Что посоветуете пермякам: как поступать, если проблема не решается ни в районном суде, ни в кассационных инстанциях? 


- Я бы посоветовал использовать сначала внутригосударственные институты.  А в тех случаях,  когда уж никак не получается добиться справедливости, смело обращаться в Европейский суд. Пермякам надо быть более настойчивыми. Если они считают себя правыми, использовать все процедуры надзора, которые сейчас существуют. В частности, писать обоснованные мотивированные жалобы. Не разглагольствовать по поводу того, есть ли жизнь на Марсе. Писать конкретно. О том, что они считают нарушением своих прав. При этом, если они полагают, что в их отношении нарушена Европейская конвенция, прямо указывать об этом в надзорной жалобе в президиум Пермского краевого суда. И, если Пермский краевой суд отказывает, идти в Верховный суд Российской Федерации. Сейчас процедура упростилась. Сразу после отказа краевого суда можно напрямую обращаться в суд Верховный.

- Не считаете, что есть смысл увеличить штат сотрудников Страсбургского суда, может быть, создать для России отдельное подразделение?

- Думаю, это не имеет смысла.

ДОСЬЕ

Павел ЛАПТЕВ
- заведующий кафедрой европейского права Российской академии правосудия, уполномоченный Российской Федерации при Европейском суде по правам человека с 1999 по 2007 год, президент Российского фонда правовых реформ, бывший помощник генпрокурора СССР по правовым вопросам.

Кристиан Томушат, профессор Университета Гумбольта, Германия:

- Сегодня Европейский суд работает на пределе своих возможностей. Но мы должны сделать всё, чтобы люди в своих странах не потеряли надежду на справедливость.  Европейский суд - это не что иное, как инструмент соблюдения Европейской конвенции, а  конвенция - это параллельная конституция. Россия хоть и выполняет решения Европейского суда, но в то же время не готова привести внутренне законодательство в соответствие духу Европейской конвенции.

Александр Сунгуров, президент гуманитарно-политологического центра «Стратегия»:

- Институт уполномоченных по правам человека - это архипелаг свободы внутри органов государственной власти. В Испании власть выполняет 90 процентов рекомендаций омбудсменов, в России - только 13. Выводы о правовой культуре делайте сами.

Фернандо Гарсия Висенте, омбудсмен Арагона, Испания:

В числе прочих нам приходится решать вопросы, связанные с ущемлением прав женщин и детей. Мы, например, не рекомендуем женщине прощать ударившего её мужчину, даже если на следующий день он явится к ней с цветами. Но женщины все равно прощают… Детских домов как таковых в Испании нет. Оставшихся без родителей детей быстро определяют в приёмные семьи, где им, безусловно, лучше, чем в казённом учреждении. Как омбудсмен я избирался три раза. Считаю, что это - гражданское чудо. Кстати, все положения Европейской конвенции вошли и в испанскую конституцию, и в другие законы Испании.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах