61

УХОДЯЩИЕ НУЛЕВЫЕ. «Бермудский» Пермский край

Осталось совсем мало времени до того, как ухнется в Лету первый десяток нового тысячелетия. Часы пробьют двенадцать, и многочисленные мобильники многострадальных жителей края высветят дату – 01.01.2011. Аминь, выдохнут пермяки, и опрокинут в привыкшие ко всему желудки очередную, и дай им бог не последнюю, порцию алкоголя. Почему дай им бог? Да потому, что за лишь несколько лет в Прикамье случилось столько аварий, крушений и катастроф, что пожелание «не последнюю» приобретает, похоже, сакральный смысл.

Крыша в пути

4 декабря 2005 года  в городе Чусовом Пермского края  обрушилась крыша бассейна «Дельфин». Погибло 14 человек, в основном, дети. Для выяснения причин аварии была создана краевая  комиссия. В рамках уголовного  дела, возбужденного по факту обрушения, была назначена комплексная строительно-техническая экспертиза.

Еще в начале расследования мнения по поводу причины аварии диаметрально разделились. Одни говорили, что виноваты проектировщики и строители бассейна. Другие утверждали, что дело в его неправильной эксплуатации. Следствие, судя по всему, гнало лошадей. И вскоре – на пятый день после аварии наиболее вероятные «виновные» были публично названы. Далее все шло как по маслу. И через два года – 9 февраля 2007 был оглашен приговор главному инженеру «УралПромЭксперта» Алексею Швецову, осужденному к четырем годам колонии-поселения.

Между тем, версии были разные. Ходили упорные слухи о том, что балансодержатель «Дельфина», Чусовской металлургический завод, не заказал полного обследования бассейна «УралПромЭксперту». Обрушилась, дескать, именно та ферма, которую по договору никто не обследовал. Будто бы обвинили «УралПромЭксперт» неправильно, а подлинно виноватым был именно ЧМЗ. Но посудите сами, какой ущерб репутации крупнейшего в крае градообразующего предприятия был бы нанесен, озвучь следствие другие выводы. Кстати, будто бы и защищал ЧМЗ не кто-нибудь, а статусный «элитный» юрист Павел Астахов. Тот самый, что ведет теперь «Час суда» и защищает права детей при Президенте России.

Как бы то ни было, очевидно одно – крыша чусовского бассейна обрушилась, положив начало целой череде катастроф в Пермском крае.

Разверзшаяся твердь

Следующей катастрофой, до сих пор потрясающей всех своими масштабами, явился провал в Березниках. События начались в 2006 и продолжаются по сей день. Провал, сначала небольшого размера, стал увеличиваться пока не достиг нескольких сот метров. Разрушились жилые дома, промышленные здания, детские сады, школы. Множество жителей пришлось переселять. Наспех построенный для них «пенопластовый» город не привлекал переселенцев. Говорят, что в стены в таких домах нельзя даже гвоздь забить – он сразу проваливается сквозь слой картона и пенопласта. Что в«пенопластовых» квартирах было отчетливо слышно все, что делается у соседей. Причем, даже через квартиру.

Не будем уточнять причину произошедшего. Она, в общих чертах, всем известна. Напомним лишь, что березниковский провал ни внутреннего комфорта, ни уверенности в себе никому не добавил. Ни жителям Березников, ни Пермского края.

Воздушная тревога

В августе 2008 на Пермь упал самолет. Огромный пассажирский «Боинг» свалился прямо в черте города. Рядом с жилыми домами. Надо ли говорить, что все пассажиры и члены экипажа – всего 88 человек – погибли. Трагично, но стоит только представить, насколько больше могло бы быть жертв и разрушений, если б неуправляемый самолет угодил непосредственно в жилые дома. Подумать страшно.

Первоначально звучали разные версии произошедшего. От отказа оборудования до террористического акта. От пьянства пилотов до столкновения с НЛО. В итоге была озвучена основная – человеческий фактор.

Мы не эксперты и не можем судить. Но можем, зато, сопоставить. А сопоставить-то есть что. Прежде всего, падение произошло в день рождения российского Президента Дмитрия Медведева. Кстати, фамилия погибшего капитана корабля – опытного пилота – тоже Медведев. Далее, на борту был полевой «чеченский» генерал – Геннадий Трошев. И наконец, недалеко от места падения «Боинга» располагается объект стратегического назначения – нефтеперерабатывающий завод. Но это лишь ряд обстоятельств. Мы их назвали, и только. Выводов делать не будем.

В конце-концов очевидно одно – гигантский лайнер упал прямо на миллионный город. После трагедии губернатор Олег Чиркунов писал в электронном дневнике: «…Начали серьёзно заниматься изучением возможности захода самолетов на посадку не со стороны города. Для безопасности города это важно».

Впрочем, насколько именно важно, точно не ясно. В администрации губернатора нам пояснили, что работа в данном направлении ведётся. Министерство градостроительства и развития инфраструктуры Пермского края заказало проведение исследовательской работы по теме: «Разработка рекомендаций по внесению изменений в Инструкцию по производству полётов аэродрома совместного базирования «Пермь - Большое Савино».

Специалисты решили, процент полетов военных воздушных судов над городом можно снизить со 100 до 20, гражданских – с 90 до 20. Для этого надо поменять специальный магнитный курс. Что, в свою очередь, стоит около 30 миллионов рублей. Планируется, объясняли нам, что монтаж оборудования начнется до конца текущего, 2010, года.

Текущий, 2010 год, как мы успели заметить, подошел к концу…

Кстати, в самом почти его конце, 19 ноября в 60 километров от Перми рухнул таки еще один крупный самолет. А именно – тяжелый истребитель «МиГ-31». Всего в 60 километрах от Перми, и в нескольких от деревни Денисовка. Причины падения найдены, но… не названы.

В дыму и пламени

Не успели утихнуть скорбные реляции по поводу упавшего «Боинга», как Пермь накрыла новая беда. Чуть больше года назад, 5 декабря 2009 случилось страшное, нелепое и дикое – пожар в ночном клубе «Хромая лошадь». Более полутора сотен погибших, множество пострадавших, не поддающееся исчислению количество их родственников, друзей, близких и просто знакомых.

Было ли возгорание в клубе результатом неправильно организованных фейерверков, воспламенением проводки или какой-то другой причины – думается, не суть как важно. Важно другое. Все знают, что помещение клуба представляло собой, образно выражаясь, пороховую бочку. Легковоспламеняющаяся отделка, горючие материалы на потолке, отсутствие пожарной сигнализации и правильно оборудованных выходов сыграли в итоге свою роковую роль. Пламя быстро охватило потолок, затем и весь клуб.

Те, кому удалось спастись, утверждали, пробраться на выход из горящего ада было непросто. Ползли по телам, обмотав головы мокрой одеждой. Многие, уже выйдя наружу, погибали от холода и отравления ядовитым дымом.

В больницах для пострадавших не хватало медикаментов, специалистов, оборудования. Многих эвакуировали в Москву, Екатеринбург. Но выживали не все.

Как же случилось, что в самом сердце Перми, в ста метрах от пожарной части, в двухстах с половиной метров от администрации губернатора существовал клуб, причем клуб элитный, который посещали люди в Перми весьма влиятельные. Клуб, где было в противопожарном смысле нарушено едва ли не все, что только может быть нарушено. Это не поддается разумному объяснению. Не поддается, если не говорить одно слово. Маленькое. Но едкое как дым и вездесущее, как зараза. Имя ему – коррупция.

Как же пожарные, которые нещадно штрафуют школы и детсады только за то, что стены там покрашены небезопасной в пожарном отношении краской, за швабры и ведра у запасных выходов, как же они пропустили нарушения в «Хромой лошади» столь явные и грубые, что не заметить их смог разве что слепой? Да что там…

Бешеный автобус

Вспомним еще, что незадолго до «Хромой лошади», 19 октября в центре Перми произошла совершенно из ряда вон выходящая авария с участием рейсового автобуса. У машины 67 маршрута не то отказали тормоза, не то ли заело педаль газа. Как бы то ни было, он с ревом пролетел сверху вниз по Комсомольскому проспекту, собирая на бампер легковые автомобили. Насобирал, таким образом, 16 штук. Пешеходы не пострадали лишь чудом. Как видно из записей камер видеонаблюдения, некоторые из них выскакивали буквально из-под колес несущегося тарана. Что же касается пассажиров самого автобуса, то самые смелые из них выпрыгивали из него на ходу. Автобус затормозил лишь на набережной Камы, едва не въехав в памятник, стоящий напротив художественной галереи.

Ждем перемен

Как бы то ни было, ознаменованное столь дикими катастрофами первое десятилетие нового века кончается. Грядущий год, по ставшим для нас обязательным апелляциям к восточному гороскопу – год зайца. А заяц – знак перемен. Кроме того – символ хитрости и находчивости. Ну что ж! Тут все как раз для нас. Надеясь на перемены, которые, судя по знаку, сулят нам в новом году высшие восточные силы, мы, безусловно, знаем – они могут быть только к лучшему. К лучшему потому, что худьшее из всего, что могло случиться, пожалуй, уже случилось.

Помните, Чебурашка и Крокодил Гена, старуха Шапокляк и дрессированная крыса Лариска, сидя на крыше уходящего вдаль вагона пели развеселую песенку: "В лучшее, в лучшее,  каждому верится...". Верится-то оно верится… Но все же, куда бы ни покатился «голубой вагон» нашего будущего, расслабляться Пермякам явно не следует.

***

Что ж, с Новым Годом вас, дорогие земляки и сограждане! Пусть позади останутся страхи и катастрофы, а впереди – финансовая стабильность, твердая земля под ногами, чистое безопасное небо, уверенность в завтрашнем дне, чистый красивый город, а также (в качестве бонуса) новенькие автобусы и вежливые кондукторы.

А чтобы все это так и было, читайте «АиФ-Прикамье» и дальше. Будьте с нами, держите, как мы, голову в холоде, а ноги в тепле, будьте бдительны и помните, что факты – самая упрямая вещь на свете!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах