290

«Шансов совсем мало». Волонтеры из Перми продолжают поиски Насти Сметаниной

Фото: АИФ

 Пермь, 22 марта - АиФ-Прикамье. Время приближается к полуночи. На улицах города становится совсем безлюдно: фонари тускло освещают заснеженные тротуары, а одинокие машины лишь изредка проезжают по дорогам.

«Денег нам не нужно»

Место встречи – у одного из торговых центров Перми. Там уже припаркован автомобиль, у которого стоят три молодых человека. Это волонтеры из добровольческо-поискового отряда «Искатель».

 

 

Ребята отказалась от использования их лиц в материале, ссылаясь на то, что не хотят лишний раз светиться в СМИ.

«Многие приходят к нам только для того, чтобы показать, мол, мы вот такие герои – ищем детей. Хотя толку от них почти никакого. Отправь их ночью в лес – что они сделают? Для нас же главное – просто найти пропавшего ребенка, вернуть его родителям. И все. Денег и наград не нужно», – отмечают пермяки.

Настя Сметанина

Неспешно собираемся: молодые люди берут с собой фонарики и газовые баллончики для самообороны. Ведь бродячие собаки встречаются по дороге довольно часто.

«Мы сейчас перейдем дорогу и как раз окажемся на том месте, где исчезла Настя Сметанина», – говорит Сергей.

 

Фото Дмитрия Овчинникова

 

Девочка пропала 4 марта в микрорайоне Разгуляй, частном секторе в центре Перми, состоящем из старых деревянных домов. Она ушла на прогулку вместе со своей одноклассницей и не вернулась. Стоит отметить, что губернатор Пермского края Виктор Басаргин объявил вознаграждение за предоставление информации об Анастасии Сметаниной в размере 300 тысяч рублей. Сейчас девочку ищут полицейские, сотрудники местного СКР, волонтеры и неравнодушные люди.

 

Фото Дмитрия Овчинникова

 

«С Настей, действительно, очень таинственная и непонятная история. Потому что она нигде толком не засветилась, – говорит Александр. – Мы принялись за активные поиски: обходили всю местность. Ничего не нашли. Непонятно, где она вообще может находиться: может, кто–то увез её или девочка просто отсиживается. Версий много, и мы отрабатываем каждую из них. Но шансов, что мы найдем её, – 5–6%».

По дороге

Ребята проходят через сквер, двигаясь по направлению к деревянным домам. На скамейке сидит одинокая бабушка и громко мычит. Рядом с ней стоит молодой человек.

«Женщина замерзла. Не знает, что делать! Я уже вызвал медиков – скоро будут», – обращается он к волонтерам.

 

Фото Дмитрия Овчинникова

 

Двигаемся дальше.

«По городу я ориентируюсь хорошо, так как работал в такси – улицы знаю, – рассказывает Александр, оглядываясь назад. – Мне поиски детей и взрослых даются достаточно легко. А в лесу, если что-то случится, у нас есть уже другие люди».

Приходим к перекрестку, где пропала Настя.

 

Фото Дмитрия Овчинникова

 

Волонтеры внимательно осматривают местность. На улице ни души.

«Мы здесь уже были – всё по сто раз пересмотрели. Вообще никаких зацепок нет», – грустно отмечают ребята.

К гаражам

Молодые люди идут по прямой дороге до конца улицы. Впереди – длинный узкий мост, ведущий через лог к заброшенным гаражам.

 

Фото Дмитрия Овчинникова

 

«Мы тоже там были. А полиция уже осмотрела всё внизу. Хотя там снега по колено, но ни следов, ничего нет», – указывая на пустой темный лог, говорит Сергей.

 

Фото Дмитрия Овчинникова

 

Остановившись у гаражей, ребята прислушиваются к звукам.

«Почему ищем ночью? – задумчиво говорит Александр. – Мы обходим различные притоны, где могут обитать наркоманы, бомжи и другие асоциальные типы. Они ночью спят, поэтому их можно внезапно застать и поговорить с ними. Может, у них есть какая-та информация. Различные группы детей тоже могут кучковаться где-то здесь».

Сергей идет к ближайшей разваленной стройке, где могут находиться ночлежки. Освещая путь впереди себя с помощью фонарика, он смотрит в темный проем.

 

Фото Дмитрия Овчинникова

 

«Ау! Кто-нибудь есть!?», – кричит он. В ответ тишина. Лишь где–то вдалеке раздается приглушенный лай собак.

Александр в это время проверяет следы.

 

Фото Дмитрия Овчинникова

 

«Да, здесь кто-то был. Вот и неподалеку затушенный костер. Мы позавчера ходили – его не было», – разъясняет волонтер.

Наркоманы и сатанисты

Группа поворачивает направо. По бокам стоят разрисованные граффитистами гаражи. Некоторые из них закрыты, другие – разрушены.

«Если ребенок пропадает, то мы сразу даем сообщение на сайте, в социальных сетях, по смс–рассылке. – рассказывает по дороге Сергей. – У нас миллионный город! И кто приходит? От десяти до сорока человек приходят. Один раз был случай, когда на поиски мальчика собралось около 200 человек. Но в ежедневных рейдах участвовали не более 20. Школьники нам помогают – расклеивают объявления, но на ночные вылазки их не берем».

В одном из строений лежат шприцы.

 

Фото Дмитрия Овчинникова

 

«Здесь постоянно колются наркоманы, – светит фонариком Александр. – С ними неплохо бы пообщаться – они могут много чего интересного рассказать».

А чуть поодаль виднеются рисунки с перевернутыми крестами.

 

Фото Дмитрия Овчинникова

 

«Да, а тут собираются группами еще и подростки–неформалы. Но, к сожалению, сегодня все пропали. А нам нужна хоть какая–та информация. Потому что местность уже прочесана несколько раз – остается искать свидетелей. Да и в лежанках никого нет», – отмечают ребята.

 

Фото Дмитрия Овчинникова

 

Кладбище

Осмотрев местность, они поднимаются на небольшую гору, с которой открывается прекрасная панорама центра Перми.

 

Фото Дмитрия Овчинникова

 

«Это моя Пермь, и я хочу, чтобы дети здесь жили спокойно. Нужно начинать с себя – показывать пример, чтобы все плохие люди в городе знали, что просто так им ничего не сходило с рук», – говорит Сергей.

Вернувшись по отвесному занесенному снегом склону к перекрестку, пермяки решили пойти на Егошихинское кладбище. Возможно, там тоже кто-то может быть.

 

Фото Дмитрия Овчинникова

 

Осмотрев ближайшие окрестности, становится понятно, что здесь ни души.

 

Фото Дмитрия Овчинникова

 

«Вот пропал ребенок! Как к нам поступит первая информация, то мы быстро выезжаем, смотрим местность, приступаем к поискам. Главное, чтобы был хороший координатор, который руководит всем процессом, – закуривая, говорит Александр. – Полиция тоже помогает нам, но у них много формальностей – различные бумажные дела. Да и друг другу мы не мешаем. Сведения они, конечно, нам дают, но не секретные. Мы сотрудничаем также со многими организациями: ТСЖ, охранные предприятия, больницы».

Ночной патруль

По дороге к машине, ребята заглянули в пустые деревянные дома.

«Все как будто вымерли. Никого нет! Хотя это могут быть холода – все и попрятались», – опять негодуют волонтеры.

 

Фото Дмитрия Овчинникова

 

В автомобиле пермяки обсуждают дальнейший ход действия.

«Сейчас мы поедем по Перми – посмотрим, может, девочка ходит где–то. Она же сама здесь неподалеку живет. Кроме того, у нас есть ориентировки на других людей. Вот одна из них, – Александр показывает на бумажку. – Разыскивается педофил».

 

Фото Дмитрия Овчинникова

 

«У меня есть элементарная мечта – пара тепловизоров, несколько микрофонов и радиостанций, – говорит Сергей, всматриваясь в улицы сквозь стекло машины. –  У нас нет пока официальной регистрации, но все к этому идет. В этом году уже будет. Сейчас работаем над уставом. Когда будет оформлено как общественная организация, можно и спонсоров искать. А так, кто сейчас нам что–то даст? Мы простые люди, которые пошли на поиски пропавших детей».

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах