Примерное время чтения: 12 минут
1057

«Идёшь делать добро». Самая молодая главная медсестра Перми о профессии

Анна Арбиева считает, что медиками становятся только те, кто действительно хочет помогать людям.
Анна Арбиева считает, что медиками становятся только те, кто действительно хочет помогать людям. / Анна Арбиева / Из личного архива

Анне Арбиевой 29 лет, десять из которых она работает медсестрой. С профессией она определилась ещё в детстве. К неполным тридцати годам смогла стать главной медсестрой пермской клинической медико-санитарной части №1 (КМСЧ №1). В медицинских кругах это редкость.

Анна рассказа «АиФ-Прикамье», как стала медсестрой, от чего на работе бывает страшно, как удалось заслужить уважение коллег со стажем и почему люди становятся медиками.

Медсестра всегда рядом

Ольга Семёнова, «АиФ-Прикамье»: Большинство тех, кто мечтает связать жизнь с медициной, выбирают профессию врача. Почему вы решили стать медсестрой?

Анна Арбиева: Выбор профессии для меня был чётким и понятным. Учась в школе, поняла, что после девятого класса пойду в медицинский колледж. Для меня не было других вариантов. Точно знала, что хочу стать медицинской сестрой. Тогда ещё думала, что в дальнейшем стану врачом. Этого не произошло: на последнем курсе колледжа осознала, что меня привлекает профессия именно медсестры. Мне нравится уход за пациентом. Делать лучше для пациента. Помогать.

Врач меньшее количество времени находится с больным. Провёл операцию, назначил лечение, ушёл. Всё остальное делает медсестра. Меня это зацепило. После окончания колледжа я поступила в ПГМУ на направление «Академическая медсестра». Там нас учили в том числе управленческим качествам – как выстроить общение в коллективе и с пациентами, как улучшить работу в отделении и т.д. Эти знания мне очень помогли, когда я перешла на должность старшей медсестры.

– При этом параллельно учёбе в университете вы уже начали работать?

– Да. Я пришла в КМСЧ №1. Устроилась в гинекологическое отделение постовой медсестрой (они следят за состоянием пациентов, помогают им и т.д.). Но вскоре коллеги предложили мне попробовать поработать в операционном блоке. Недолго думая, я согласилась. Тогда мне было 19-20 лет.

– Не было страшно?

– Нет. Меня не пугали особенности работы в операционной, в том числе то, что на столе лежит человек, которому сделали операцию. Было интересно. От медсестры в операционном блоке многое зависит. Ответственности больше. Если неправильно простерилизуешь инструмент или ещё что-то сделаешь не так, даже хирург не сможет исправить ситуацию. Человек может умереть. Поэтому нужно быть очень внимательной.

После завершения операции врач уходит. С пациентом остаётся медсестра, которая его перевязывает и оказывает дальнейшую помощь. То есть до операции и после, придя в сознание, он видит медсестру, которая его укладывает, успокаивает и т.д.

Анну Арбиеву не напугала работа в операционной. Она старалась всегда помогать пациентам.
Анну Арбиеву не напугала работа в операционной. Она старалась всегда помогать пациентам. Фото: Из личного архива/ Анна Арбиева

Я работала в гинекологическом отделении. Мы с коллегами делали всё, чтобы женщинам было не страшно. Во главе угла было милосердие. Именно оно в моём понимании ассоциируется с медсёстрами. Ситуации были разными. Часто пациенток приходилось успокаивать. Некоторые боятся, плачут. И ты стоишь рядом, подбадриваешь. Накрываешь одеялом, если холодно. Иногда нужно пошутить, рассмешить – чтобы пациентка расслабилась. Работу в операционном блоке вспоминаю с большой теплотой.

– Почему не выбрали хирургическое отделение?

– Поняла, что не смогу справиться с той эмоциональной нагрузкой, с которой пришлось бы столкнуться там. Я достаточно чувствительно отношусь к каждому пациенту и часто переживаю за них. Сложно оставаться беспристрастной, когда женщины переживают выкидыш, теряют детей. В хирургии ещё сложнее.

Думаю, я бы быстро перегорела, не смогла бы там долго. Да, мы медики, но нам тоже тяжело. Помню, как мы с врачом всю ночь простояли над пациенткой, давя кулаком ей на лоно – чтобы остановить кровотечение после выкидыша. Нам удалось сохранить ей матку. Надеюсь, что сейчас у неё есть дети. Мне было эмоционально очень тяжело. Я понимала, что женщина потеряла ребёнка, что у неё горе. Эту пациентку я помню до сих пор, хотя она лежала в больнице много лет назад. Когда она выписывалась, даже не попрощалась.

Помню, как мы с врачом всю ночь простояли над пациенткой, давя кулаком ей на лоно – чтобы остановить кровотечение после выкидыша. Нам удалось сохранить ей матку.

Схватка с возрастом

– Затем у вас начался довольно стремительный карьерный рост. Как удалось справиться с руководящей должностью?

– Сначала я стала старшей медсестрой в отделении. Это тоже был интересный опыт. Ушла в дело с головой – изучила все расходные материалы, аппаратуру и т.д. Знала всё вдоль и поперёк. И когда уже стало казаться, что достигла какого-то потолка, мне предложили должность главной медсестры. Эта работа сложнее раз в пять.

В период вспышки ковида в моём подчинении было около ста человек – все медсёстры, санитары, уборщицы, сёстры-хозяйки. Людей много, все разного возраста. У многих большой опыт. Первое время некоторые смотрели на меня предвзято. В их взгляде читалось: «Да ты мне во внучки годишься, что ты тут делаешь вообще», «Молодая и зелёная» и т.д. Надо было сделать так, чтобы их мнение поменялось. Первые дни было тяжело, некомфортно, страшно.

Работу в операционном блоке Анна вспоминает с теплотой.
Работу в операционном блоке Анна вспоминает с теплотой. Фото: Из личного архива/ Анна Арбиева

Я со своей стороны думала: «Они же тут по 30 лет работают, инструменты ещё кипятили, пользовались многоразовыми шприцами и иголками. А тут я». Но оказалось, что боялась зря. В течение первого года я нашла общий язык с каждой старшей медсестрой, выстроила диалог. Сегодня я постоянно говорю себе «Как же мне повезло с моими коллегами, какие они все классные». Коллектив у нас интересный, разношёрстный. Есть молодые, есть люди в возрасте. Но со всеми нашли точки соприкосновения.

– Как удалось это сделать?

– Я у них тоже учусь. Перенимаю очень многое, за что благодарна. Часто прихожу к ним в отделения, общаюсь. А они в свою очередь приходят ко мне. Говорим и о работе, и о личных проблемах. Всегда готова всех выслушать, помочь. Никогда не ставлю себя выше. В первую очередь вижу в них людей, а не подчинённых. У нас абсолютное взаимоуважение. Да, первое время случалось разное, бывали конфликты. Но всё удалось решить. Я садилась поговорить с каждым, и мы решали все проблемы. У всех есть мой номер телефона, они могут обратиться ко мне по любому вопросу. Я никогда не оставлю медсестру без помощи.

«Носите медсёстрам сыр и колбасу»

– Последнее время многие говорят о повышении престижности профессии врача. А как с медицинскими сёстрами?

– К сожалению, наше общество долго достаточно предвзято относилось к медикам в целом. Часто сравнивали с ситуацией на западе, говорили, что у нас якобы не тот уровень здравоохранения и т.д.

Когда началась пандемия, наши медики в глазах людей стали лучшими. Получается, что отчасти ковид помог исправить ситуацию в обратную сторону. Люди стали лучше относиться к медикам.

Но остаётся впечатление, что мы какие-то непризнанные. Особенно медицинские сёстры. Сейчас можно услышать «Ты медсетра? Как здорово!» Почему-то только после пандемии появилось уважение к нашей профессии. Почему раньше такого не было? Мы же работали и лечили людей и до этого. Часто не хватает элементарного уважения. Редко можно было услышать слова благодарности. Лет 15 назад во время каждой выписки «спасибо» медсёстрам говорили и пациенты, и их родственники. Потом этого не стало. После коронавируса ситуация стала чуть лучше, но всё равно осталась такой. Порой пациенты подходят к врачу и благодарят его. А медсестру и санитарку обходят стороной. Это очень обидно, ведь часто именно они стоят всю ночь у кровати пациентов. Многого ведь не надо, достаточно просто сказать «спасибо».

Порой пациенты подходят к врачу и благодарят его. А медсестру и санитарку обходят стороной. Это очень обидно, ведь часто именно они стоят всю ночь у кровати пациентов.

К тому же, профессия медсестры изменилась. Сейчас это достаточно самостоятельный медицинский работник. Медсестра сегодня может сама оказать экстренную медицинскую помощь, назначить лекарства и т.д. Всё это – не вызывая врача. Полномочия расширились, раньше было не так. Думаю, со временем сестринский уход будет развиваться и дальше.

– Как пациентам поблагодарить медсестру так, чтобы не обидеть и сделать приятно?

– Носите медсёстрам сыр и колбасу (смеётся – прим. авт.). Если честно, то на суточном дежурстве всегда хочется перекусить. Если вы угостите медсестру, она будет очень рада. Если хотите поблагодарить её за то, что она заботилась о вас, безболезненно ставила уколы, держала за руку перед и после операции, угостите её пирожком.

Да просто скажите «Спасибо», не стесняйтесь. Ей будет очень приятно. Или оставьте отзыв – на сайте, в соцсетях. Почему-то люди привыкли хвалить своих парикмахеров, мастеров по маникюру, поваров и т.д. А на благодарность медикам скупятся. Отрицательный отзыв никто не ленится оставить, а положительный – не спешат. Обидно, что так.

Почему-то люди привыкли хвалить своих парикмахеров, мастеров по маникюру, поваров и т.д. А на благодарность медикам скупятся.

Не ради денег

– В больнице бывает тяжело и пациентам, и медикам. Было бы легче, если бы в штате был психолог?

– Психологи нужны. Причём больше не пациентам, а сотрудникам. Особенно остро их не хватало в ковид.

Первые недели пандемии были шоком. Молодые медсёстры плакали от того, как было тяжело. Мы учились надевать СИЗы, находиться в них долгое время. Некоторые теряли сознание из-за духоты. Это потом они бесстрашно отрабатывали в СИЗах даже по восемь часов. А первое время было сложно и страшно – когда пациент умирает, ты всё перепробовал, и ничего не помогло.

Надеюсь, что со временем психологи появятся в больницах. Пока мы с коллегами проходим различные вебинары, к примеру, про выгорание. Это тоже очень важно.

Первые недели пандемии были сложными для всех медиков, столкнувшихся с лечением пациентов с коронавирусом.
Первые недели пандемии были сложными для всех медиков, столкнувшихся с лечением пациентов с коронавирусом. Фото: Из личного архива/ Анна Арбиева

– Внимательность, собранность и ответственность – важнейшие качества медиков. Вы такие только на работе или всегда, даже в бытовой жизни?

– Улетевшие? (смеётся – прим. авт.). Муж порой говорит мне: «Оставь ты в покое уже ложку, хватит её намывать, это не хирургические инструменты». А я продолжаю. Дома всё стараюсь держать в стерильной чистоте, несколько раз всё промываю с чистящими и дезинфицирующими средствами. И все мои коллеги такие же. Особенно когда речь идёт о мытье посуды (улыбается). Ногти на руках не отращивала девять лет и даже не покрывала лаком – потому что под ногтями скапливается много микробов.

– Быть медиком – это призвание?

– Думаю, что да. Когда ты идёшь в медицину, должен хотеть быть медиком и помогать людям. Других причин нет. Ты идёшь не ради денег или чего-то ещё, а чтобы делать добро людям. Это должно быть в голове у каждого. И такие ребята есть, они поступают в колледжи и вузы, приходят работать в больницы.

Когда ты идёшь в медицину, должен хотеть быть медиком и помогать людям. Других причин нет. Ты идёшь не ради денег или чего-то ещё, а чтобы делать добро людям.

Сейчас вернули целевой набор, в том числе для медсестёр и медбратьев. Я возлагаю большие надежды на эту систему. Так молодые специалисты смогут быть уверенными, что он найдёт работу, что их ждут. Самый лучший врач, на мой взгляд, – тот, который прошёл путь от санитара и медбрата до доктора. Такие люди никогда не обесценивают труд других сотрудников.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах