52

"Умчи меня, олень, в свою страну оленью..."

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13 26/03/2008

Последний свой рисунок Олег Дронов нарисовал год назад. Он такой же светлый, добрый и позитивный, как и большинство других творений 44-летнего художника из Березников. Художника с диагнозом ДЦП. Художника, рисующего ногами.

В середине 90-х, когда новые русские носили малиновые пиджаки, золотые цепи и лысину, один из таких подошёл к Олегу на остановке, где он продавал свои картины. Купив картину за сто долларов, новый русский накинул на Олега пиджак (в кармане которого зачем-то оставил газовый пистолет) и произнёс: "Если бы ты, парень, жил за границей, давно уже был бы богат и знаменит".

Без ног как без рук

- Зачем вы меня вызываете? - возмущается участковый врач в дверях. - Всё равно я ничем помочь не могу.

При воспоминании о таких визитах лицо Олега Дронова искажает выразительная гримаса. Понятная без слов. (Тем более, сегодня понять речь Олега очень сложно: у него практически не осталось зубов. Все заболевшие зубы Олег Дронов, вколов обезболивающее, сам удалял себе пассатижами, зажав их пальцами ног).

Серьёзные проблемы с ногами у Олега Дронова начались год назад: стала прогрессировать неврологическая болезнь, грозящая полной обездвиженностью. Только вмешательство журналистов из местной газеты в прошлом году вынудило врачей провести хоть какой-то курс лечения. Но миновал год, особых улучшений не произошло. Олег Дронов уже не рисует. Без ног он как без рук. В прямом смысле.

Отец, узнав, что у сына детский церебральный паралич, ушёл из семьи. И матери пришлось одной нести тяжёлый крест. Правда, и она не всегда выдерживала. Однажды отдала Олега в интернат. Но оттуда он вскоре сбежал. К слову, в том интернате Олег дебютировал как художник: срисовал Ленина с рублёвой монеты. В роли критика выступил местный кочегар Вася. Его вердикт был однозначен: "Едрён-копоть, как живой!"

Казалось бы, диагноз-приговор - ДЦП. Как следствие - обездвиженные руки, неразборчивая речь... Но Олег Дронов с детства упорно тренировал мускулатуру ног с помощью ржавого напильника и диска от штанги. И ногами, заменившими ему руки, научился делать буквально всё! От бритья и прикуривания сигареты до рисования картин и работы с паяльником. Его умению филигранно подтачивать бритвенным лезвием карандаши и сегодня позавидует любой здоровый человек.

Одно время Олег даже... учился в Российском заочном открытом университете. Сам набирал контрольные работы на печатной машинке.

Газовый пистолет пригодился

В тяжёлые девяностые, когда у матери без конца сменялись сожители и зелёный змий прописался в их доме, Олег, по сути, был единственным кормильцем в семье. На остановке у кинотеатра "Мелодия" он продавал свои картины, которые пользовались спросом. Тогда-то новый русский и подарил ему пиджак с газовым пистолетом в кармане.

То оружие однажды очень пригодилось Олегу. Пришедшие якобы по объявлению купить швейную машинку нелюди стали угрожать и вымогать деньги у инвалида. В ответ Олег достал из тумбочки пистолет и выстрелил в них. Ретировавшихся грабителей арестовали в тот же день, когда они обратились в больницу. До сих пор, вспоминая этот налёт, Олег искренне, по-детски радуется тому, что сумел защитить себя и маму.

Жизнь в клетке

В 2002 году матери не стало, и главная нить, хоть как-то связывавшая Олега с внешним миром, оборвалась. Вскоре ушлые родственники убедили его разменять двухкомнатную квартиру. Взамен Олегу досталась однокомнатная в убогой и мрачной двухэтажке - анахронизме середины прошлого столетия. В тот переезд четырёхлетней давности он последний раз был на свежем воздухе. С тех пор вся жизнь Олега заключена в четырёх стенах. Как в клетке. Единственный постоянный собеседник - симпатичная и своенравная кошка Маня, которую подарили художнику березниковские телевизионщики.

В будни его ежедневно навещает социальный работник Надежда Рыбакова. Готовит еду, стирает бельё. Два раза в неделю приходит медсестра из того же комплексного центра социального обслуживания. Ставит уколы, делает массаж.

Когда удаётся, заглядывает журналистка Юлия Пальникова. Недавно редакция газеты "Березники вечерние", где работает Юля, провела акцию, и у Олега появилась новая кровать. А вот двоюродный брат посещает нечасто.

Хотя проблемы с ногами практически приковали Олега к кровати, он даже пол в квартире старается мыть сам. Каждоё утро, превозмогая боль, делает до ста приседаний. Всё также рядом с кроватью лежат ржавые напильник и "блин" от штанги. А в банке на тумбочке - аккуратно подточенные карандаши. Он хочет жить. И мечтает снова рисовать.

P.S. Умчи меня, олень...

...Вот с рисунка печально улыбается танцующий пёс (его прототипа - любимца Олега - сбила машина). Или вот важно расселся наэлектризованно пушистый кот (этого любимца Олега... съели бомжи). А вот озёрная синева расплескалась у подножия седовласых величественных гор (перекличка с Николаем Рерихом?)...

Картин, выполненных карандашами или красками на обычных альбомных листах, у художника сохранилось немного: в конце 90-х нашлись "добрые" люди, которые забрали его рисунки, пообещав организовать выставку. После Олег не видел ни тех людей, ни выставки.

Последнюю картину карандашами Олег Дронов нарисовал ещё до обострения болезни. На переднем плане изображён олень, который будто сошёл с советских гобеленов. За оленем, зовущим и манящим куда-то, чётко прорисованный яркими красками лес после дождя. Невольно вспоминаются строчки знаменитой песни Евгения Крылатова.

Словно сам Олег хотел выкрикнуть: "Умчи меня, олень, в свою страну оленью!". Словно ему хочется бежать из этого невыносимо неуютного мира.

Ведь в его мире, нарисованном ногами, места злу и несправедливости точно нет.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах