aif.ru counter
42

"Не допустить до края"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7 11/02/2009

Без малого полвека он оберегает здоровье людей, на его счету - тысячи исцелённых и спасённых от смерти. а как понимает слово "жизнь" сам хирург? владимир черкасов, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой госпитальной хирургии пермской медицинской академии, - сегодня гость редакции.

- ЕСЛИ по большому счёту, то мало кто об этом понятии задумывается - живёт себе человек и живёт. Думаю, что у каждого имеется своя планка - кто и что должен сделать в период пребывания в земной юдоли. У меня получилось так, что главной стала работа, главной была и остаётся семья и, разумеется, ещё какие-то личные интересы: они касаются тоже в основном работы. Это занятие наукой, в свободное время - охота, и снова семья - дети, внуки, то есть то, что окружает каждого. И я не вижу, чтобы у кого-то из моих друзей было по-другому. Это всё и есть жизнь. Ещё раз подчеркну, что в жизни нормального человека очень большое место занимает работа. Нас так воспитывали: готовься к великой цели, а слава тебя найдёт...

Это были не просто слова, это был стержень, ритм жизненный. Мы жили под этим девизом - и многое сделали. В здравоохранении до сей поры немало делается благодаря энтузиазму той части интеллигенции, которая называется медиками. Что бы ни говорили, какие бы издержки ни были в лечебном процессе, но и сегодня, факт остаётся фактом, самоотверженность медиков во многом снимает тяжесть проблем - и никуда от этого не денешься. Да, есть издержки. И не столько в отношении врачей к своему делу, сколько в организации этого дела.

Думаю, что всё это и есть наша жизнь, по крайней мере - моя.

Без пафоса

- ЧАСТО ли приходилось действовать "у последней черты"?

- Как-то высоко слишком и пафосно звучит - спасение жизни. Таких случаев, когда в самый последний момент действительно вырывали человека у самого края, за всю мою врачебную деятельность было немного. В подавляющем большинстве это тяжёлый повседневный труд... Когда мы говорим о том, что спасли, то это означает лишь то, что мы действительно схватили человека у края пропасти. Но основное-то заключается в том, чтобы человек не дошёл до этого края! И здесь требуется гораздо больше упорства, труда, постоянного служения делу.

- Может быть - рутинного?

- Пожалуй, именно рутинного, в хорошем его понимании. Когда мы начинаем спасать, то, честно говоря, это значит, что мы исправляем собственные ошибки. Я исключаю несчастные случаи, когда действительно экстренность необходима. А в повседневной жизни зачастую приходится лечить поздно выявленные заболевания. Жаль, что на эту часть труда медиков общество обращает мало внимания. Оно концентрирует его на экстремальных ситуациях, а геройство - подлинное, не показное геройство повседневного труда - остаётся в тени.

- Президент России обнадёжил, что кризис по народу сильно не ударит...

- Ну, если президент произносит подобные вещи, то, думается, он отдаёт себе в этом отчёт. А вообще, если по большому счёту, когда же мы жили без преодоления очередных трудностей, когда мы жили без кризисов?! То продовольственный, то мыльно-стирательный, то ещё какой-либо. Вспоминаю девяностые - тогда действительно рушилось всё. Вот тогда было по-настоящему страшно! А сегодня ведь ничего особенно и не рушится...

Кризисные ситуации были, есть и будут. Наверное, надо просто собраться с мыслями и решать эти проблемы без паники и без суеты. Если же все будут кричать "Ах!" и "Ох!", то проку не будет.

Оптимизацию каждый понимает по-своему

- Идёт сокращение медперсонала...

- Разговор о сокращении персонала на моей памяти поднимается не в первый раз, и дров в сём вопросе наломано немало. Сегодня речь идет об оптимизации, о рациональном распределении штатов и кадров. Другое дело - как руководители разных рангов понимают оптимизацию. Побеждать болезни мы должны не бездумным сокращением, не здесь должен случиться прорыв, а в оснащении наших медицинских учреждений новыми технологиями и повышении квалификации нашего персонала, чтобы новые технологии попали в умные головы и умелые руки. Тогда это будет действительно оптимизация.

К сожалению, в ряде случаев сокращение проводится там, где надо расширяться и совершенствоваться. Сегодня нельзя надеяться на совершенствование медицинской сферы без совершенствования организационных и технологических форм работы.

- В Перми усиленными темпами строится Институт сердца...

- И это очень хорошо. Это крайне нужно, потому как болезни сердца сегодня как причина смерти вышли на первое место. Болезни сердца и сосудов лидируют не только в стране, но и в мире. Единственно, что нельзя слепо уповать: мол, создадим - и всё сразу изменится. Так не бывает. Должен быть комплекс работ, профилактика сердечно-сосудистых заболеваний... Ведь причин заболеваний сердца немало. В первую очередь, это стрессы, неправильное питание, злоупотребление курением. Курят всюду и все, от школьников до престарелых, курят девушки и беременные женщины, отравляя ещё не родившихся...

Традиционное питание не улучшает наших позиций по атеросклерозу. Есть и кое-какие национальные традиции, хорошо показанные в фильмах Рогожкина, с которыми пока тоже никто не может справиться. Проблему трудно решить без комплексных общегосударственных мер. Но то, что в крае начали с создания федерального центра, который возьмёт на себя большое количество операций, - хорошо. Единственно, больные не должны быть брошены потом, когда их прооперируют. Цепочка замкнётся тогда, когда будет создан и отработан, введён в практику комплекс: предоперационное лечение, операция, реабилитация и серьёзная диспансеризация с ранним выявлением каких-либо сбоев и осложнений. Тогда можно будет сказать, что внедрена новая система для серьёзной помощи больным с болезнями сердца.

Хирургия вместо радиофизики

- ПОЗВОЛЮ себе небольшой экскурс в прошлое. В конце сороковых - начале пятидесятых, даже начале шестидесятых, почти половина больных умирала от лёгочных заболеваний, туберкулёза. Лев Константинович Богуш был в то время самым популярным доктором в стране, и его повсюду узнавали, как сегодня звёзд эстрады и кино. Проблему тогда сумели решить - открывались противотуберкулёзные диспансеры, санатории, в каждой области создавалась лёгочно-хирургическая служба. Сейчас проблема туберкулёза тоже имеется, но как причина смерти она отошла на второй план.

Эта проблема, кстати, поломала и мои жизненные планы. По окончании школы, имея на руках "золотой" ат-тестат, я направил свои стопы в Свердловск, решил поступить на радиофизика. Но... есть в среде нашей молодой поросли такое выражение - облом, вот у меня облом и получился. Медицинская комиссия вуза обнаружила лёгочное заболевание. Мама продала тогда единственное богатство нашей семьи - швейную машинку, кормилицу, чтобы купить десять (!) граммов стрептомицина. Не помогло. Спасибо классному руководителю Александру Михайловичу Такташкину, который дошёл до ЦК ВЛКСМ и Министерства образования, но выхлопотал мне путёвку на лечение в подмосковный санаторий. После лечения здоровье поправилось, и я снова отправился в Свердловск, но приёмная комиссия дала мне понять, что в радиофизики идти здоровье всё же не позволяет. Мечта об учёбе в УПИ осталась мечтой. И тогда я, может быть наперекор судьбе, подал документы в Пермский медицинский, не оставляя, впрочем, надежды перевестись со временем в технический вуз. Но на третьем курсе захватила хирургия, которой я верен и поныне.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах