40

УХОДЯЩИЕ НУЛЕВЫЕ: как Пермь стала городом Зеро. Часть 1.

Наши пермские нулевые начались вовсе не с боя часов на Спасской башне и даже не с мелодичного перебора стрелок на фронтоне гостиницы Урал в ночь на 1 января 2001 года.  Фундамент десятилетия, каким бы он ни закладывался и ни задумывался, в одночасье в октябре-декабре 2001 года треснул и распался. Разорвалась  связь времен. Роль личностей,  а точнее, их страхов и амбиций,   в Истории Перми, области и края оказалась куда более значительной, нежели выстроенные между ними незыблемые, казалось бы, связи.

СЭКОНОМИЛИ

Построение демократии быстро наскучило россиянам. Пусть Европа и Америка занимаются этим делом 200, 300, а кто и все 400 лет. Нам хватило десяти. Показалось дорого, чересчур затратно и по деньгам, и по ресурсам.

Именно в целях экономии, если верить преамбуле соответствующих решений, в декабре 2001 года в Перми совместили выборы губернатора, главы города и депутатов городской думы. Коктейль обещал быть традиционным, но с ингредиентами вышла чехарда, и выхлоп получили тот ещё.

Тон задал Геннадий Игумнов, мудрый и от того вполне либеральный правитель Прикамья.

6 октября Геннадий Вячеславович публично в эфире телекомпании Т7 отказался претендовать на новый губернаторский срок и назвал преемником главу города Перми Юрия Трутнева. Парафраз на тему недавней Ельцинской отставки получился и произвел должное впечатление. Целую неделю простые пермяки переваривали новость. Местный истеблишмент перестраивал ряды, присягая на верность новым сюзеренам, сообразно вновь открывшимся обстоятельствам, а 12 числа губернатор Игумнов передумал, и сделал другое заявление. Опустив Трутнева обратно на муниципальный уровень, всё-таки сам пошёл на выборы. 

Харизматичный глава города Перми Юрий Трутнев  оказался в глупой ситуации – он уже дал согласие стать преемником и отказался от претензий на пост главы города. Услышав из уст престолодателя совершенно неуместное в текущем контексте объяснение про якобы просчитанный рекламный ход, Юрий Петрович рассердился. Было от чего. Его подставили как рекламную утку!  Неудачной формулировкой Геннадий Вячеславович решил не только собственную политическую судьбу, но и подкузьмил, похоже, своему соратнику Геннадию Тушнолобову.

Тушнолобов был выдвинут кандидатом на пост главы города Перми от команды действующего губернатора. Подарков от Игумнова Юрий Трутнев более не принимал. Думается, именно по этой причине Геннадий Тушнолобов проиграл милиционеру Аркадию Каменеву, которого поддержал Юрий Трутнев. Системный политик с репутацией хорошего хозяйственника, культовый мэр города Соликамска, пользующийся безграничной поддержкой бюджетников всего региона; человек, работавший в команде уважаемого и даже любимого многими губернатора, проиграл милиционеру выборы с оскорбительным показателем - он  отстал от Каменева всего на 1,5 процента. Результаты не пересчитывали – дорого, затратно! – и потому природа этих подозрительных полутора процентов осталась невыясненной.

Позже, правда, не сразу,   Геннадий Тушнолобов найдёт себя в политике – в роли лидера регионального отделения партии «Единая Россия». Спустя ровно девять лет после неудачных выборов, в декабре 2010 года он примет решение ( или за него примут решение?) уйти и с этой позиции. Предшествует тому неудачное выдвижение Геннадия Тушнолобова  на пост краевой губернаторский  от Едра и громкий конфликт  местного руководства партии с преемником Юрия Трутнева на посту губернатора Пермского края.

Вскоре после выборов 2001 года стал очевидным тот факт, что вместе с Тушнолобовым выборы проиграли пермские врачи и учителя. Проиграли милиционерам, для которых годы правления Каменева стали золотым временем, что красноречиво подтверждают выводы счётной палаты, с которыми можно ознакомиться в архиве. Как ни странно, милиционер, получивший в управление город, ничего не сумел или не захотел сделать с преступностью. За годы правления Аркадия Каменева преступность в Перми неуклонно росла и крепла, и до того окрепла, что сам глава в финале угодил на скамью подсудимых.      

ТРИ ГЛАВНЫХ ДЕЛА

Юрий Трутнев стал последним всенародно избранным губернатором Пермской области, сменив на этот посту первого всенародно избранного губернатора. За десять лет строительства демократии мы дважды успели использовать своё право выбора. В 2005 году у нас его уже не было. Впрочем, Юрий Трутнев не досидел положенного срока в губернаторском кресле. Его, как всё лучшее, произведенное в Перми, от балерины Нади Павловой до налогов, уплачиваемых крупнейшими местными предприятиями, забрали в столицу. Юрий Трутнев оставил по себе самую добрую память и до сих пор пользуется уважением земляков.

Оглядываясь на события первой половины нулевых, понимаешь, что на самом деле важного сделал этот человек для малой родины. Во-первых, разрешил утилизировать твердотопливные баллистические ракеты непосредственно на территории краевого центра. В 1998, будучи мэром, он с крыльца главного корпуса пермского политеха выступал на митинге, сливаясь с народом под единым лозунгом «но пасаран».  Став губернатором, Юрий Петрович стал иначе смотреть на такие вещи, как социальный заказ и федеральный заказ. Федеральный, под грузом строящейся уже вертикали власти, обладал более веским потенциалом.

Затем Юрий Петрович вернул под сень пермского правления коми-пермяков, оторванных от областного материка парадом суверенитетов 1996 года. Объединение округа и области в край произошло несколько позже, но процесс запустил именно Юрий Трутнев. И, наконец, буквально перед отъездом к новому месту государственной службы, в январе 2004 года, (если верить Борису Леонидовичу Мильграму,  рассказавшему об этих деталях в интервью в мае того же года), Юрий Трутнев пригласил в Пермь на позицию главного режиссера Пермского областного академического театра драмы  Бориса Мильграма.  Это была бомба замедленного и самого непредсказуемого действия.

ВСЯ ТЯЖЕСТЬ СОЦИАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Ракетная тема стала первой социальной трагедией Перми, масштаб которой не получил и возможно, не получит никогда официальной оценки. Впервые после эпохи гласности был отмечен прецедент засекречивания медицинской статистики. Потребовалось судебное  решение для снятия грифа «для служебного пользования». Впервые гражданские активисты не только вышли на митинги и в пикеты, но обратились в суды с исками против действий властей. Юрия Петровича Трутнева в ту пору уже не было в Перми, а потому вся тяжесть социальной и репутационной ответственности легла на плечи действующих политиков. Впрочем, преемник Трутнева уже ни коим образом не зависел от мнения о нём подданного населения, поскольку институт выборности губернаторов был к тому времени упразднён. Перед губернатором стояла одна задача – нравиться президенту.

Мэр Каменев тоже не пострадал, так как отвечал не перед избирателями, и не за ракеты, а за вполне конкретные уголовные дела, фигурантом которых оказался по итогам своего правления. По причине грозящего ему срока тюремного на новый выборный срок он не претендовал и нравиться избирателям не собирался.   

Ракеты сожгли. Под неутихающие протесты правозащитников и экологов.  Новых ракет не привезли. Слава Богу? Если верить слухам, слава – экологам, это – их победа. Роман Юшков и Денис Галицкий – главные герои той битвы. Благодаря им официально признан тот факт, что «сжигатели» так и не получили разрешение «Ростехнадзора» на свои действия. Никаких репрессивных мер за сим не последовало.  Да, городские кладбища разрослись за эти годы неимоверно. Но связь между сжиганием ракет и ростом смертности так и не была не установлена. Спрашивать за это не с кого. 

Что касается объединения округа и области, то суд Истории ещё слишком далёк от вынесения своего окончательного постановления. Что это было, «маленькая победоносная война» или спасение народа, терпящего национальную катастрофу? Как оспоришь, да и нужно ли оспаривать право этноса на ассимиляцию, если ассимиляция – его свободный выбор.  Свободен ли выбор, сделанный в неблагоприятных экономических обстоятельствах? Да и что есть свобода выбора? Поставлены вопросы. Итогом десятилетия можно считать отказ от поиска ответов. 

Наиболее неожиданные последствия повлекло за собой возвращение в Пермь Бориса Мильграма, который на поверку оказался не только режиссером. Совершив театральный переворот, Борис Леонидович устремился в кресло министра культуры и далее – на позицию руководителя целого направления в структуре краевой власти. Повалившие следом за ним московские гости, прочно сели на региональный бюджет, который из социального превратился в культурно ориентированный. Образование, медицина, библиотечное дело, творчество масс  -  все затратные статьи бюджета стали статьями жёсткой экономии. Именно на этих направлениях сегодня достигается максимальная эффективность управления – то есть минимизация денежных вложений на человеческую единицу. 

Сэкономленные деньги нужны на культуру, которая теперь провозглашена источником движения, прорыва и прогресса и рассматривается как последнее средство  придания краю хоть какой-нибудь инвестиционной привлекательности. В 2009 году впервые появился Указ губернатора со списком приоритетных мероприятий в области культуры, повышающих инвестиционную привлекательность региона. В 2010 году список был обновлен и дополнен. Инвестиции будут! В это надо просто верить. Отток капиталов из края  в 2010 году превысил отток капиталов  2009 года, но это не тот показатель, который мог бы поколебать краевое руководство и его московских друзей в стремлении пройти по избранному направлению до конца. 

Так за одно десятилетие бюджетники второй раз проиграли – в 2001 – милиции, в 2009 – «культуре».

  Продолжение следует.

Смотрите также:

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах