aif.ru counter
310

«Бершеть»: полигон по утилизации … жизни

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. АиФ-Прикамье 03/11/2010

Битый час мёрзну у контрольно-пропускного пункта воинской части № 32755 в посёлке Звёздном. Наконец появляется представитель командования:

- Поймите, я не имею права давать никаких  комментариев по поводу взрывов на полигоне «Бершеть»…  Зачем вы, журналисты, вбиваете клин между армией и народом? Мы предотвращаем катастрофу!  В России накопилась масса некондиционных боеприпасов. Их надо уничтожать! Это президентская программа. Утилизация снарядов происходит с соблюдением всех мер безопасности.

- Но у жителей посёлка Юг от взрывов разрушаются дома…

- Ерунда. Сейчас нам будут приписывать каждую косметическую трещину. По существующим нормам мы могли бы утилизировать снаряды в трёх километрах от посёлка, а мы взрываем в восьми километрах, да ещё и уменьшили по просьбам населения силу зарядов. 

- Опасный груз движется по разбитым  дорогам без сопровождения. Очевидцы утверждают, что  видели столкновение двух  «КамАЗов», гружённых боеприпасами.

- Враньё. Груз везём очень бережно. За кого вы нас принимаете? Мы профессионалы. Всё, что   требуется с точки зрения безопасности, мы соблюдаем.

- Почему  тогда в сентябре огонь с полигона перекинулся на лес?

- В то время горела вся Россия. При чём здесь мы?!

Дети войны

Не секрет, что большинство построек в посёлке Юг - наследие советских, а то и дореволюционных времён. Полувековое здание школы пережило реконструкцию десять лет назад: от основного здания  начала отходить стена дворового фасада. Два года, пока шёл масштабный ремонт, ученики и учителя ютились в мало приспособленных для учёбы помещениях. Об этом времени вспоминают, как о стихийном бедствии.И с ужасом думают о том, что история может повториться. Ведь после серии мощных взрывов  на несущей балке перекрытия первого этажа  появились многочисленные трещины, а 11 октября  обрушился бетон с несущих конструкций, оголилась рабочая арматура. 

Над опасным местом расположен пищеблок. Пришлось срочно закрывать столовую, а детей переводить на сухой паёк. С отменой горячего питания  автоматически прекращена работа школьных секций и кружков, сокращены уроки и переменки, отменена «продлёнка». Педагоги остались без зарплаты. Родители «связаны по рукам и ногам». Ведь многие из них ездят на работу в Пермь, и для них очень важно, чтобы ребёнок оставался в группе продлённого дня до вечера…

Посёлок гудит, как растревоженный улей. На моём диктофоне - беспощадные свидетельства очевидцев.

- Шла вчера со своей внучкой. Хлопнул взрыв. Малышка в ужасе присела, закрыла голову руками: «Какой страшный гром!» Ей всего три года, и я не говорю ей о летающих поблизости снарядах.  Это страшно: дети просыпаются от взрывной волны,  плачут. Начинают вздрагивать от каждого шороха, отказываются оставаться дома одни…

- Вчера с такой силой  шарахнуло, что я, взрослая, непроизвольно закричала, что уж говорить о детях. 

- В нашей квартире на стене появилась огромная щель. Потолок совсем просел, ещё пара взрывов - и совсем упадёт. У соседей после взрыва развалилась печка…

- Живём в многоэтажном доме. Страшно! Взрывы ужасающие, дом весь качается, вот-вот рухнет. Пошли глубокие трещины  по стенам, по потолку. В здании рядом со школой вылетело окно - вместе с рамой…

- Моему дому - 150 лет. Вчера, когда было четыре взрыва подряд, я очень испугалась. Такое ощущение, что дом сейчас сложится, как картонка, и выскочить не успеешь. В посёлке много ветхого жилья. Неужели нужны человеческие жертвы?

В зоне  «летающих сувениров»

Наш «УАЗик» прыгает по старой военной дороге, вымощенной щербатыми бетонными плитами. Держим путь в Бабичево - бывшую ракетную точку. В лихие девяностые здесь располагался…  детский оздоровительный лагерь. Малыши и не подозревали, что живут в старой военной казарме. Взорванную стартовую площадку и ангар для крылатой громадины, способной убить три Хиросимы,  детям, разумеется, не показывали. По всей территории лагеря росла очень вкусная, но подозрительно крупная малина…

Сейчас здесь склады. И находятся они всего в полутора километрах от полигона «Бершеть». Подъезжая к Бабичево, убеждаемся, что ничто не указывает на близость взрывных работ: нет ни оцепления, ни предупредительных надписей. Есть, правда,  пара кордонов на дороге: шлагбаумы из стволов деревьев, юные часовые. Но «защита» эта - чисто символическая. Если поблизости нечаянно окажется грибник или охотник, у него мало шансов столкнуться с кордоном и узнать про грядущий взрыв.

Осколки снарядов прилетают в Бабичево регулярно. Во время недавней прокурорской проверки их было найдено одиннадцать штук. Мне показывают один такой «сувенир» величиной с ладонь - увесистый кусок металла с рваными краями.  И становится вовсе не смешно: в Бабичево люди ежедневно рискуют жизнью.

Ближе всего к полигону - избушка охранников. Во время взрывов она дрожит как осиновый листок, по ней пошли трещины - практически сквозные, несколько раз вылетало оконное стекло.

- В сентябре здесь произошло крупное ЧП, - рассказывает один из охранников. - Едва военные уехали с полигона,  загорелся лес. Всё заволокло дымом, мы стали задыхаться… Вскоре приехал крупный военный чин, крепко ругался по телефону на своих подчинённых. Пригнали три пожарные машины, солдатиков человек двадцать… К счастью, всё обошлось.

…А вот и сам взрыв. Наш «уазик» не просто тряхнуло: приподняло над дорогой все четыре колеса. Секунда левитации, остро сосёт под ложечкой, закладывает уши. А над лесом взвивается гигантский дымный гриб. Что в нём намешано? Что прольётся с дождями? Чем на самом деле дышат местные жители? В пятидесяти километрах - миллионный город Пермь. Недалеко от посёлка Юг - федеральная трасса, облепленная дачами…

Суд военным не указ?

Ситуация, сложившаяся в связи с утилизацией боевых снарядов на полигоне «Бершеть», недавно обсуждалась на заседании краевой  Комиссии по ликвидации чрезвычайных ситуаций. По словам военного прокурора Пермского гарнизона Николая Сидорова, полигон не оборудован запретной зоной, не имеет пожарных полос безопасности. Осколки снарядов находили  в трёх километрах от эпицентра взрывов.

Присутствующий на заседании комиссии заместитель командира войсковой части «Бершеть» твёрдо стоял на своём: работы на  полигоне отвечают всем требованиям безопасности, разлёт осколков не превышает 1,2 километра. Но сотрудники МЧС тут же положили на стол министра общественной безопасности Игоря Орлова крупный осколок снаряда, найденный за пределами безопасной зоны. Министр выразил озабоченность  по поводу сложившейся ситуации,  распорядился отправить  информацию командующему округом.

Военный прокурор Пермского гарнизона Николай Сидоров подготовил иск в районный суд о приостановлении работы  полигона «Бершеть». 

Действительно, суд имеет право остановить деятельность опасных объектов сроком на 90 дней. Но уже  на  91-й  день полигон сможет загрохотать с новой силой.  Ни местным властям, ни сотрудникам МЧС действия военных не подконтрольны. Остаётся уповать на то, что под давлением общественности в военном ведомстве восторжествует здравый смысл. Не слишком ли дорогой ценой наши защитники  пытаются «спасать страну»?

Ольга ФЕДОСЕЕВА, директор школы (п. Юг):

- Прежде чем проводить взрывы, кто-то замерял параметры зданий в посёлке, просчитывал, выдержат ли они сейсмонагрузку? Движение земли под зданием школы  ощущается во время взрывов на высоте второго этажа! Если программа утилизации боезарядов рассчитана до 2015 года, сельчане рискуют остаться и без школы, и без жилья. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах