234

Адвокат из народа. Гульсина Аргынбаева считает, что жить можно иначе

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. АиФ-Прикамье 30/07/2013
Фото автора

Сколько бы её ни футболили в приёмных и ни бросали телефонную трубку, узнав по голосу, она всё же прорывается к главе города или его заместителям. 

И каждый раз борется не за себя, а за других людей: чуть ли не с порога требует повысить зарплату врачам, запретить уличную торговлю и проконтролировать работу маршруток. Этими вопросами она долбит местную администрацию уже без малого лет десять. Но каждый раз эти разговоры заканчиваются одинаково: ей обещают разобраться, она покидает кабинет чиновника со спокойной совестью. А потом, так и не дождавшись действий властей, подаёт иск в суд. 

В боевой готовности

В день нашей встречи у Гульсины Аргынбаевой только-только закончился очередной суд. Она его выиграла, и он обязал-таки управляющую компанию разобраться с незаконными парковками в её дворе. Но потом с досадой бросила постановление Березниковского городского суда, признавшись, что ситуация во дворе так и не изменилась. Как господа автомобилисты парковали своих железных коней на газоне у её окон, так и продолжают это делать. И никакой управы на них нет. 

Однако неугомонная женщина не успокаивается и находится с автомобилистами в состоянии гражданской войны. Ружья и боеприпасы - это все необходимые бумаги и постановление суда. Они в боевой готовности. 

Но Гульсина (отчества у неё никогда не было, в свидетельство о рождении не внесли) такой была не всегда. Работала в магазине, родила двоих детей. И о борьбе за справедливость она ещё не помышляла. В 1985 г. у неё родился третий ребёнок, инвалид с детства, и тогда же она узнала, что семьям с тремя детьми государство даёт дополнительно 10 кв. м, если жилая площадь небольшая. Она решила воспользоваться этой льготой, но так и не смогла её получить. С тех пор поняла одно: госслужащие живут и работают по принципу «моя хата с краю». А если хочешь справедливости, то бери ситуацию под контроль сам. 

Человек без ноги

Одним из её подопечных стал безногий инвалид, загибающийся от холода и голода у второй горбольницы. 

- Был октябрь месяц, ночами уже подмораживало, а мужчина жил на остановке и спал под тонким одеялом, - вспоминает она. - По этой дороге каждый день ходили врачи и медсёстры в близлежащую поликлинику, но на бомжеватого инвалида никто внимания не обращал. 

Скорая трижды приезжала и все три раза отказывалась забирать его. Мол, тебе надо - ты и вези его к себе домой. Аргынбаева заставила принять инвалида, но уже через два часа его «выписали» обратно на улицу из-за нехватки мест. 

- Когда в приёмном покое меня встретили словами: «Тебе что, больше всех надо?», я поняла, что в больницах работают чёрствые люди, - не говорит, а клокочет, как вулкан, Гульсина. 

Но сколько она ни билась за бомжа - определила его в инфекционное отделение первой горбольницы, оформила ему гражданство и пособие по инвалидности - этого оказалось недостаточно. Он даже не дожил до первого своего пособия. Умер по неизвестным причинам, а её война за него была проиграна. Зачем же тогда воевала? - возникает резонный вопрос.

- Я просто выполняла свой гражданский долг, - отвечает она. - Который есть у каждого из нас, но многие про него забывают. В нашей стране бичуют не люди, а структуры, которые должны ими заниматься! 

Кто такие нелюди?

Следующей, кому она стала помогать, стала 75-летняя бабушка, которая на лестничной площадке прожила несколько месяцев, скитаясь из одного подъезда в другой. А выжил её из квартиры собственный сын. Встретились они с Аргынбаевой случайно, у здания полиции - та пришла в очередной раз на приём к начальнику с жалобой. Бабушка, уже ни на что не надеясь, сидела с тележкой и котомками в коридоре.

- Многие меня спрашивают: бомж - это человек или не человек? Наше общество любит навешивать ярлыки: нормальный или ненормальный… А кто устанавливал эту норму? И кто решил, что те, кто без жилья, уже не люди?! - защитница эмоционально возмущается, но быстро успокаивается.

Показывает добытые трофеи - отписки и постановления с печатями и подписями. Рассказывает, как ходила в больницу за талончиком к окулисту и выстояла там два часа на 20-градусном морозе, потому что в больницу посетителей в столь ранний час не пускали. Разгневанная таким отношением к людям, она сняла видео на телефон, где официально обратилась к мэру города с просьбой сделать медпомощь доступной для народа. Это видео отправили в администрацию. Нынешний мэр города Сергей Дьяков приехал туда лично и сам попытался во всём разобраться. Только с тех пор так ничего и не изменилось. 

Барометр жизни

Аргынбаева - героиня и своеобразный барометр нашей жизни. Если власть имущие на какое-то время отстраняются от решения проблем, - она уже на стрёме, сидит в коридорах с ворохом бумаг. Если дороги ремонтируются, больницы работают в нормальном режиме, а в маршрутках ей не хамят, - она дома, пьёт чай с вареньем и рассуждает о политике. 

Почему она выбрала такой путь? Потому что защищать людей её научили с детства, мама была депутатом Березниковской гордумы, председателем сельсовета. Она и учила её, что чужой беды не бывает. Говорила она это и в 1937 г., когда начались гонения на членов партии, массовые расстрелы. Повторяет слова матери Гульсина и сейчас, по прошествии стольких лет, так как верит, что жить можно иначе. 

Досье

Гульсина АРГЫНБАЕВА родилась в г. Березники в 1940 г. Училась в школе им. Островского, затем в техникуме советской торговли по специальности «Технология общественного питания». 

С 1993 г. на пенсии по уходу за сыном-инвалидом. Разведена. У неё четверо внуков и одна правнучка. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах