60

Немцы посадили пермяка на цепь

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. АиФ-Прикамье 04/11/2009

Мать самого известного на сегодня в Германии и среди мусульманского населения планеты пермяка утверждает, что всё началось с того, что её сына презрительно назвали иностранцем. Мол, понаехали тут. И заявила сие, оказывается, его будущая жертва - египтянка.

Напомним читателям эту историю. Александр Невзин, российский немец 1980 года рождения, в 2003-м переехал из Перми в ФРГ на постоянное место жительства и стал Алексом Винсом (в судебных хрониках – Alex W). В Германии окончил школу, выучился на складского рабочего, но предпочёл существовать на пособие по безработице и сблизился с националистическими кругами. Во всяком случае, голосовал за НДПГ на выборах. А с Марвой Эль-Шербини впервые столкнулся в августе прошлого года, выгуливая племянницу на одной из детских площадок Дрездена, - там же присутствовала и родительница Александра.

Резня в зале заседаний

Египтянка попросила Винса уступить качели её сыну, но экс-россиянин отказался и, более того, назвал Марву «исламисткой», «террористкой» и «потаскухой», после чего попытался сорвать с женщины платок-хиджаб. Естественно, та обратилась в суд с иском на обидчика, и в ноябре ему выписали 780 евро штрафа, а на 1 июля 2009-го было назначено заседание апелляционной инстанции. Винс настаивал на оправдании, но вот прокурор требовал наказания в виде лишения свободы сроком на год.
И когда Марва Эль-Шербини повторила обвинения, ответчик с криком «Ты не имеешь права жить!» бросился на неё с кухонным ножом, умудрившись за какие-то полминуты нанести восемнадцать (!) ранений, сломать несколько рёбер и лопатку и, наконец, попасть в сердце.
Всё это происходило на глазах у супруга убитой - Элви Оли Оказа, аспиранта-генетика из института Макса Планка, и их трёхлетнего сына Мустафы. Муж, кстати, не только также получил три удара ножом, бросившись на защиту жены, находившейся на третьем месяце беременности, но и попал под беспорядочную пальбу начавшего стрелять судебного пристава, перепутавшего потерпевшего с преступником. В результате микробиологу кроме колото-резанных ранений досталась и пистолетная пуля в бедро, после чего он до сих пор передвигается на костылях.

Без права помилования

Сказать, что Винс-Невзин вызвал вселенский скандал, значит, ничего не сказать: в воздухе отчётливо пахнуло религиозными войнами. Демонстрации, митинги, пикетирования германских посольств и другие протестные акции то и дело прокатывались по миру. Марву возвели в ранг «мученицы хиджаба», а шейх Ихаб Адли Абу Аль-Маджид выступил в Интернете с видеообращением и вынес фетву, в которой призвал всех мусульман Германии отомстить за Эль-Шербини и получить «награду от Аллаха». Попросту говоря, вынес виновному смертный приговор без права помилования.
После чего стало ясно, что даже пожизненное заключение вовсе не гарантирует Александру возможности умереть от старости. Впрочем, он не только сам это понимает, но и первое, что произнёс, будучи скрученным охранниками сразу после расправы над египтянкой: «Застрелите меня, пожалуйста!».
С другой стороны, что хотел, то и получил. Обозреватель издания Frankfurter Rundschau Виктор Функ «раскопал» на антиисламском сайте PI-News (Politically Incorrect – Ю.Т.) личные откровения Винса, сделанные ещё до резни в суде: «Я был воспитан как русский, но по крови на 50 процентов немец... В Германии я уже три года и до сих пор видел одно дерьмо от турок и страх от немцев. Возможно, сказано слишком громко, но мы - ваши лучшие друзья в борьбе с исламизацией».

С нуля жизнь не начнёшь

Убийца, кстати, отличался своими выходками и в России. Так, 14 марта 2003 года в центре занятости Кировского района Перми обматерил и ударил заместительницу начальника Ольгу Таксис. Тогда уголовное дело замяли. Но, как говорится, кому суждено повеситься - тот не утонет. И 26 октября в том же самом суде Дрездена, даже в том же помещении, начался самый громкий и едва ли не самый дорогой уголовный процесс в истории объединённой Германии. От мести исламистов Невзина охраняют более двухсот полицейских, снайперы на крышах, а скамья подсудимых отгорожена от публики пуленепробиваемой стеклянной стеной стоимостью в 50 тысяч евро.
Примечательно, что закончиться суд должен 11 ноября, а 12-го числа Александру исполнится 29 лет. Но вряд ли дрезденская Фемида признает это смягчающим обстоятельством, особенно учитывая поведение обвиняемого. Ведь он бьётся головой о стол, буянит, причём так, что число его личных приставов пришлось увеличить с четырёх до девяти, - меньшим количеством не справлялись. В конце концов бывшего пермяка просто стали приковывать за руки и за ноги к мебели цепями. А вот его мать Лариса Винс в интервью журналу Bild сокрушается, что сын - в отчаянии, что не хочет больше жить и при встречах твердит: «Если бы, как в компьютерной игре, можно было бы всё начать с нуля…»
При подготовке материала использованы данные собственного расследования и из иностранных источников: Spiegel, Bild и других.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах