478

Оперативный тандем. Как братья из Кунгура борются с преступностью?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. АиФ-Прикамье 24/02/2021
Старшие лейтенанты Илья Игоревич и Никита Игоревич Потякины.
Старшие лейтенанты Илья Игоревич и Никита Игоревич Потякины. / Людмила Дмитриева / Из личного архива

У кунгурских двойняшек Ильи И Никиты Потякиных на двоих один день рождения, одна служба в армии и одна работа – оба оперуполномоченные кунгурского уголовного розыска. Как работается в полиции братьям и почему они выбрали профессию полицейского? Подробности – в материале «АиФ-Прикамье».

В чём сила, брат?

Старшие лейтенанты Илья Игоревич и Никита Игоревич Потякины – двойняшки, но не близнецы. Правда, всё равно их нередко путали: и в Плехановской средней школе, и в сельхозколледже, и сейчас в отделе полиции коллеги порой ошибаются. «Потякин, ты ко мне в кабинет заходил? Нет? Как нет? Я пять минут назад тебя видел!»

«Я старше Никиты на 15 минут, - говорит Илья Потякин. - И в детстве всегда не забывал об этом напомнить братцу, чтоб не слишком зарывался (братья-оперативники смеются). Зато рос я почему-то медленнее. Был период, когда я был ниже Никиты на целую голову и это меня очень удручало. Но потом мы примерно выровнялись, рост у нас по 185 сантиметров».

Ребята родились в селе Плеханово, там же окончили школу, затем поступили в сельхозколледж по специальности «информационные системы». В июне 2015 года, как положено, были призваны в армию, в ВДВ.

«Попали мы служить в Омск, в учебный центр ВДВ, - рассказывают братья. -  Именно в 2015 году в этом военном городке произошла трагедия -  злополучное обрушение казармы. Мы служили в четвёртом батальоне, в 10 учебной роте, а казарма упала в третьем батальоне – буквально по соседству. После ЧП весь личный состав выселили из казарм в летний лагерь. Затем мы отправились служить в 331-й парашютно-десантный гвардейский полк в Костроме. Чем особенно хорош костромской полк? У него есть собственный аэродром, вся десантура мечтает попасть в Кострому, без парашютных прыжков точно не останешься. Прыгали мы и с «Ан-2» («кукурузника») и с транспортного «Ил-76», о котором в армии говорят: «Кто с «Ила» не прыгал – не десантник!»».

Илья и Никита Потякины вместе служили в ВДВ, а сейчас работают в уголовном розыске.
Илья и Никита Потякины вместе служили в ВДВ, а сейчас работают в уголовном розыске. Фото: Из личного архива/ Илья и Никита Потякины

«Когда я служил, во время одного из прыжков 6 февраля у меня на гражданке в Кунгуре родился сын, - сообщает Никита. – Представляете, мне в самолёт садиться, а тут из дома звонят, сообщают радостную весть. Сына назвали Тимофеем, брат Илья стал крёстным. После армии снова стал папой. У нас с супругой Ксенией родилась дочь Валерия».

Первый полёт, первый прыжок

Илья всегда прыгал первым, потому что он чуть тяжелее. Дело в том, что десантников выпускают из самолёта не как попало, а в порядке убывания веса. Самые тяжёлые прыгают вперёд, чтоб задние на них в воздухе не натолкнулись, не произошло схождения парашютов.

«Первый прыжок с парашютом не страшен, любопытство сильнее испуга, - рассказывают братья Никита и Илья. – Гораздо страшнее - второй, когда ты уже знаешь, что тебя ждёт впереди – свистящая пустота, чувство невесомости, резкие перегрузки, маневрирование на куполе. Приземлишься – уложил снаряжение и пошёл к точке сбора, иногда путь занимает часа два, скорость самолёта большая, парашютистов разбрасывает далеко и широко. А впоследствии прыгать тоже немножко страшно, это нормальное явление, кто-то по 600 прыжков совершает и каждый раз чуть-чуть боится, но … хочется ещё и ещё. Ты начинаешь болеть небом».

Иногда при выброске у кого-то нервы не выдерживают, он в панике вцепляется в люк руками и ногами, не даёт инструктору себя вытолкнуть. На сленге десантников это называется «дать краба». Ничего позорного тут нет, обычный инстинкт самосохранения. Но если кто-то на борту «дал краба», больше в этот день никто не прыгает, самолёт возвращается на аэродром.

На память у обоих братьев на руках сделаны маленькие татуировки – «За ВДВ!» Дань армейской традиции.

Илья и Никита Потякины вместе служили вармии.
Илья и Никита Потякины вместе служили вармии. Фото: Из личного архива/ Илья и Никита Потякины

И всё-таки они разные!

Внешне Илья и Никита всё-таки не на одно лицо. А когда знакомишься поближе, то понимаешь, что и в душе они отличаются. Недаром известно, что один двойняшка дополняет другого. Если один - практик, то другой – теоретик. Если один по характеру заводной, то другой – более уравновешенный.

«Ага, мы «добрый полицейский» и «злой полицейский», - смеются братья. – Илья, который в нашем тандеме на 15 минут старше, – более дерзкий и вспыльчивый. Никита – добрее и общительнее. До армии мы занимались спортом, но здесь тоже разошлись во вкусах. Никита увлёкся волейболом, а Илья – кикбоксингом. Из учебных предметов Илья больше тяготел к геометрии и математике, Никита – к русскому языку. Так и получается: один брат – тонкий гуманитарий, другой – суровый технарь. И в личной жизни разница между нами тоже ощутимая. Младший Никита завёл семью ещё до армии, у него двое детей, а старший Илья только недавно расстался с холостяцким статусом: женился на девушке Валерии из своего села».

В июне 2016 года братья Потякины демобилизовались из армии и стали поступать на службу в полицию. Ещё до армии хотели пойти в правоохранительные органы - полюбили в детстве знаменитый сериал «Улицы разбитых фонарей» с неунывающими Казановой, Дукалисом и Васей Роговым.

«При поступлении с нами поговорил начальник уголовного розыска Вячеслав Павлович Корягин. Сказал: будет трудно, но интересно, готовьтесь долго втягиваться в службу, на это уйдёт не один год. 25 ноября 2016 года мы вышли в первый рабочий день – это был по совпадению день рождения нашего отца».

На службе.
На службе. Фото: Из личного архива/ Людмила Дмитриева

Общий день рождения у братьев 21 февраля. Кстати, у Ильи с Никитой не принято что-либо дарить друг другу. Главное, что они есть друг у друга, а что ещё нужно? Поздравляют, садятся за стол – да и всё. И вот, через три месяца после начала работы, прямо в день рождения, братьев Потякиных поднял срочный звонок из отдела. Тревога! За Сылвой совершено тяжкое преступление, ранее судимый мужчина убил соседа-пенсионера, потом скрылся. Впоследствии выяснилось, что убийца, проявляя нечеловеческую жесткость, пытался выведать у своей жертвы пароль от его банковской карты.

Сыскное ремесло

«По «горячим следам» злоумышленника взять не удалось, преступник был тёртый, - говорит Никита Игоревич. – Объявили его в розыск. Вскоре я еду на автобусе мимо Круглого магазина, смотрю в окно: вон он, преступник, по тротуару идёт! Внешность у него приметная: ростом высокий, густые усы. Я попросил водителя срочно остановиться, позвонил коллегам, бросился вдогонку – не поймал. Преступник затерялся внизу, на берегу по улице Воровского. Но через пару дней он пришёл и написал явку с повинной».

Уполномоченные уголовного розыска делят «землю» по зональному принципу. Район Никиты Потякина – густонаселённая Засылва. У его брата Ильи – тоже богатый «куст»: вокзал, бывший РМЗ, нефтебаза, Кирпичный. А в один район братьев уж не могли поставить?

«Нет, нельзя, - говорят братья-оперативники. - Мы же оба начинающие были, а в паре сыщиков обязательно должен быть кто-то более старший и опытный. Но коллектив в «уголовке» подобрался отличный – Виталий Шарин, Артём Морсковатых, Виктор Порошин, Алексей Пыстогов, Алексей Санников, Андрей Купин».

«В 2018 году в сосняке между РМЗ и вокзалом орудовал насильник, - вспоминает старший лейтенант Илья Потякин. – Он нападал на женщин, был не особенно разборчив в деталях, лишь бы жертва шла в одиночку. По-настоящему не насиловал, но валил на землю, пугал, лез под одежду, трогал, совершал действия сексуального характера. «Работал» преступник в основном у заброшенной железнодорожной ветки за центральной больницей. После каждого «удачного» эпизода преступник шёл домой и переодевался, чтоб не узнали – как впоследствии оказалось, он жил неподалёку, в том же районе».

Илья с напарником Денисом стали «пасти» территорию за больницей. И, как говорится, на ловца и зверь бежит. Идут они вдоль ветки, смотрят: молодой человек в кусты от них шмыгнул. Что такое? Чего он испугался? Догнали его, стали расспрашивать. Молодой человек сказал: мол, просто в магазин иду.  На всякий случай сфотографировали его и показали снимок одной из потерпевших. И она его опознала – он и есть тот самый насильник! За поимку преступника молодых оперативников потом отметили грамотой.

«Что делаешь?» - «Квас пью»

Определённая профессиональная наработка у братьев Потякиных уже есть, в ноябре исполнится четыре года, как они служат в уголовном розыске. Илья и Никита теперь неплохо знают свою территорию и контингент - тех, кто способен совершить что-то противозаконное. В основном преступления совершают местные жители. «Гастролёры», как правило, занимаются в Кунгуре мошенничествами или обворовывают сетевые магазины.

«Раскрывали мы «глухое» дело по расчленённому телу, - говорит Никита Потякин. - Ещё до нашей службы, в 2017 году за Сылвой в Ириловке выловили фрагменты человеческого тела, но дело оставалось нераскрытым несколько лет. А раскрылось оно почти случайно. Оказалось, тогда во время застолья собутыльник избил мужчину до смерти и оставил лежать. Подумал, что оппонент просто потерял сознание. Вскоре после этого невольный убийца совершил кражу, попался и сел в колонию. Возможно, он даже не знал, что избитый им потерпевший в тот же день умер. Хозяин дома решил избавиться от тела: какие-то части тела закопал, другие выкинул в реку».  

При розыске преступников происходили и комичные ситуации.

«Мы расследовали в засылвенском районе кражу. Установили подозреваемого, пришли к нему домой. Двухэтажный многоквартирный дом, наружная лестница на второй этаж, под лестницей какая-то кладовка, хлам. Ищем подозреваемого – вроде нет его нигде. Заглянул я за хлам под лестницей – а он там и притаился, и бутылка кваса у него с собой. Я говорю:

- Эй, мы за тобой пришли. Что тут делаешь?

И получаю великолепный ответ:

- Не видишь? Квас пью».

Незримая связь

Оперуполномоченный Илья Потякин расследовал дело о подожжённых  венках у монумента воинской славы на Кротовском озере («Искра» писала об этом резонансном случае). Кто мог поджечь венки? Народ думал: панки, вандалы, сектанты безобразничали. А Илья Игоревич установил злоумышленника: это был простой ребёнок из неблагополучной семьи. Пришёл мальчик на Кротовское рыбачить, закурил и поджёг венки - «просто так», из хулиганских побуждений.

«Армейская десантная служба очень пригодилась нам в полиции, - отмечают старшие лейтенанты Потякины. – В оперативном ремесле нужны хорошая физическая подготовка, навыки рукопашного боя, уверенность, коммуникабельность. Маменькины сынки здесь не приживаются. Чтобы повысить образование, мы заочно поступили в Западноуральский институт экономики и права».

Общеизвестно, что между единоутробными двойняшками всегда существует некая телепатическая сверхъестественная связь. И ребята подтверждают: есть! Илья и Никита «чувствуют» друг друга на расстоянии, особенно в экстремальных ситуациях, как в армии во время прыжков с парашютом. Живут они в разных домах, но если один брат заболел, то и другой скоро заболеет.

«Работа в полиции нам нравится, - говорят Илья и Никита. - Нравятся беспокойность и азарт уголовного розыска, засады, розыск, необходимость аналитически и логически мыслить. Бывает, подозреваемый в преступлении полдня юлит и выкручивается - а потом ты его всё-таки подловишь на фактах и «расколешь». И сам чувствуешь, что сегодня ты молодец! Трудовой день у сыщика, конечно, не нормирован. Бывает, он тянется круглые сутки, ешь и спишь здесь же, в отделе. Но каких-то великих трудностей нет, всё решаемо. А если решаемо - то это не трудности».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах