aif.ru counter
315

Небо ближе земли. Игорь Старков рассказал о полетах на аэростате

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. АиФ-Прикамье 22/07/2014
Директором хорошо, а пилотом лучше.
Директором хорошо, а пилотом лучше. © / Вячеслав Бураков / АиФ

Скучной жизнь пермского аэронавта не назовешь. Учился на автомеханика. Работал пожарным. Входил в сборную СССР по спортивному ориентированию. Нашел себя в небе. Мечтает о полетах. Но приходится заниматься административной рутиной. 

Вот и на прошедшем в Кунгуре фестивале воздухоплавания Игорь Старков оказался в роли спортивного директора. Мало того, он разработал собственную программу подсчета результатов, отобрав монополию у американцев. 

Приземлили

Вячеслав Бураков, «АиФ-Прикамье»: – Чего вы больше всего боитесь в жизни?

Игорь Старков: - Времени. Очень уж быстро летит. «Давно ли с пацанами мяч гонял? И вот уже полтинник разменял». А сделать хочется еще очень много. На земле. В небе. Только разлетался, стал понимать, откуда ветер дует. 

- А вас хлоп – и приземлили. Не скучно заниматься административной работой?

И. С.: - На соревнованиях не до скуки. И не до сна. Я на этом фестивале три ночи не сомкнул глаз. Надо все задания проанализировать, результаты подсчитать. Пилоты – люди беспокойные. Им вынь да положь итоги спортивных полетов. 

- Кроме аэростата есть еще радости в жизни?

И. С.: - Не надо делать из пилотов каких-то заоблачных маньяков. Да, мы любим летать. Но не небом единым жив аэронавт. У меня семья: прекрасная жена, дети-умницы. Младший сын Дима, например, учится в лицее по президентской программе. Так что мне есть чем дорожить и кем гордиться.

Все возвращается 

- Счастье – состояние кратковременное, а порой и просто мимолетное. Но стать счастливым мечтает каждый. Вы тоже? 

И. С.: - Кто-то сказал, что постоянно счастливым может быть только абсолютный идиот. Я нормальный человек. Мне надо немного: дело, которым бы хотелось заниматься, мир и достаток в семье, здоровые, образованные и устроенные в жизни дети. 

- Кстати, дети по поднебесным стопам отца не пошли?

И. С.: - Нет, они более приземленные. Хотя мой младший сын, Дима, летал со мной много раз. Но слишком умный он у меня. А потому решил не связываться с воздухоплаванием. По крайней мере, серьезно. 

- Получается, что умный в небо не пойдет?

И. С.: - Я этого не говорил. А если и говорил, то только по отношению к своему сыну. Ему еще надо учиться и учиться. 

- Вы – свой человек в небе. Как считаете, Бог есть?

И. С.: - Я отношусь к поколению атеистов. Но годы идут. И я все больше убеждаюсь в том, что Бог есть. Кто-то же нами движет, дает возможность творить, создавать, что-то делать. Мы – не марионетки без мозгов и воли, но толчок к тем или иным действиям дает кто-то свыше. 

- Что вы больше всего в людях не любите?

И. С.: - Безответственность. Приходилось сталкиваться. Знаю, что это такое. И всегда стараюсь с таким человеком больше не иметь никаких дел. И терпеть не могу обман. Уверен, что на пользу ложь не пойдет. Лучше не станет, это точно. Не хочется говорить, что Бог накажет, но ведь действительно все возвращается. Что ты дал, то и получишь в ответ. 

- Вы разве никогда никого не обманывали?

И. С.: - Серьезно – нет. Никогда. Так, по мелочи. Но кто из нас по мелочам не обманывал? Быть правдолюбцем опасно для жизни – окружающие не поймут. Сочтут за сумасшедшего. 

Еще полетаем

- Вы – автомеханик с высшим образованием. Любую машину, наверное, с закрытыми глазами разберете и соберете?

И. С.: - В автомобилях я разбираюсь, конечно. Правда, не до такой степени. Если бы после института пошел работать по специальности, возможно, и стал бы классным специалистом. Но я избрал другую стихию – огненную. Еще будучи студентом, устроился в пожарную охрану. И оттуда же по выслуге лет ушел на заслуженный отдых. В звании прапорщика. Работал сутки через трое. В свободное время подрабатывал. 

- Тушили пожары в частном порядке?

И. С.: - Дыма и огня мне и на службе хватало. Не хватало денег. Вот тут-то и пригодилась специальность автомеханика. А в конце службы организовал с друзьями небольшой бизнес по ремонту автомобилей. Была в Перми такая фирма «Машинный двор». Я – один из ее основателей. Был.

- Почему в прошедшем времени?

И. С.: - Не люблю, когда людей обманывают. А такое, к сожалению, происходило часто. Стыдно было смотреть людям в глаза. Я набирал на работу хороших специалистов. А их, грубо говоря, кидали. Пришлось уйти. Прошел переподготовку в университете. Стал оценщиком дорожно-транспортных средств. Занимался в том числе оценкой автомобилей после ДТП и экспертизой для судебных дел. Последние год-полтора отошел от дел.

- Не смогли вписаться в реалии современного бизнеса?

И. С.: - Можно сказать и так. Образно говоря, у меня нет для этого самого главного: острых клыков, крепких кулаков и отсутствия совести. Одним словом, воспитание не то. 

- У нынешнего поколения воспитание то?

И. С.: - К сожалению, да. Но не у всех. В той же школе пилотов столько хороших ребят. Общаешься с ними и понимаешь, что не все потеряно. 

- Мне не дает покоя ваша служба пожарным. Приходилось выносить людей из огня? Есть ли у вас спасенные на пожаре «крестники»?

И. С.: - Всякое случалось. Но «крестниками» на пожарах не обзавелся. Хотя однажды спас 14-летнюю девчушку. Не из огня вынес, а вытащил из воды.  

- Рисковать жизнью привыкли?

И. С.: - К этому невозможно привыкнуть. Но служба есть служба. Когда знаешь, что в горящем здании находятся люди, о себе как-то не думаешь. Другое дело, если горят, например, склады, и ты знаешь, что кроме материальных ценностей спасать нечего, тогда действуешь более здраво что ли, осмысленнее.

- Ваше директорство на соревнованиях по воздухоплаванию – шаг осмысленный?

И. С.: - Скорее вынужденный. Я могу, хочу и буду летать. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах