1968

Один в поле воин. Отец Софроний о милосердии, трудолюбии и вере

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. АиФ-Прикамье 21/10/2014
Елена Лодыгина / АиФ

У благочинного Березниковского городского округа и Усольского района отца Софрония скандальное прошлое. В декабре прошлого года его депортировали из Казахстана в Россию из-за того, что тот нарушил миграционное законодательство. И проживал в чужой стране без вида на жительство больше двух лет. 

Но так звучит официальная версия его изгнания. Неофициальная – местные власти осуществили рейдерский захват земли, на которой священник построил приют для детей-сирот. Теперь он приехал в Березники, чтобы «духовно поднимать людей». На днях ему дали землю под строительство детского приюта и дома для престарелых. На ней он хочет создать «Обитель милосердия».

Земля уходит из-под ног

– То, что делают люди, это не они делают, а Господь, – считает отец Софроний. – И не надо человека идеализировать. Бог делает то, что мы должны делать сами. Если не умеем, он нас этому учит.

Отец Софроний теперь тоже выступает в роли учителя и хочет наставить березниковцев в милосердии, для чего и взялся за строительство приюта в с. Пыскор. Но для масштабного проекта понадобились немалые средства, а их у батюшки нет. Вот он и ходит с протянутой рукой по предприятиям и по городу. 

И просить он будет, наверное, бесконечно, ведь в Березниках отношение к вере, как и к религии, особое. Здесь даже на момент прибытия нового благочинного действующего храма не было.

– В Азии в любом городе есть и мечеть, и православный храм, а здесь не было ничего, – вспоминает он. – И мы продолжаем считать себя православными? Но если церковь нужна,  то ее стоит восстанавливать. Вспомните, когда у вас дома что-то ломалось, что вы делали? Бросались ремонтировать! Почему этого не произошло сейчас, когда у людей земля уходит из-под ног и кроме веры в Бога больше ничего не остается?

Досье
Петр Евтихеев (отец Софроний). Родился в 1969 г. в Иркутске в многодетной семье. Из 9 детей четверо стали священниками. После окончания школы служил в спецназе. Окончил духовное училище, был пострижен в монашество, рукоположен в иеромонашество. С 1994 по 2013 гг. служил в Алматинской обл., пос. им. Туймебаева настоятелем храма Сергия Радонежского.

Елена Лодыгина, «АиФ-Прикамье»: – Может быть, потому, что проблем у города и так достаточно… 

Отец Софроний: – Я прожил в Казахстане 20 лет и понял одну простую вещь: там люди живут завтрашним днем, а в России – вчерашним. Самое парадоксальное, что богатств в нашей стране – немерено, а толку от этого мало. К примеру, тебе надо лес заказать для строительства. Его вокруг много, а привезти невозможно. И отстала Россия не только в экономическом плане, но и в отношении к труду. В Казах-
стане работают азиаты, которые трудятся день и ночь. У нас наемные работники отработают положенную смену – ни больше ни меньше. В России есть масса возможностей зарабатывать, но люди не хотят работать. У русских появилось безразличие к жизни. «Один в поле не воин», –  любят говорить здесь. Видимо, согласно этой поговорке и живут. Но если это стоящий воин, и у него есть вера в победу, то он и один может свергнуть горы.

Место благодатное

Прихожане рассказывают, что на первой службе в храме святого Луки Войно-Ясенецкого бабушки перешептывались. Рыжий с клочковатой бородой высокорослый благочинный ввел их в недоумение, а рьяное служение Богу заставило их не раз преклониться перед иконами и вспомнить цитаты из Библии. Когда же он начал рассказывать им о вере, березниковцы сразу поняли, что попали в надежные руки и храму в городе быть.

– Меня недавно пригласили в мужскую тюрьму № 38, за которую отвечает отец Михаил, – рассказывает священник. – Была беседа на тему «Как улучшить жизнь заключенных». Суть разговора: чтобы они больше думали о жизни, а не возвращались к преступным делам. Я понимаю, что исправлять человека, тем более в таких условиях, – дело пустое. Считаю, что тюрьма не должна быть местом вины, а заключенных не надо воспринимать как преступников. Провинившегося ребенка мы ведь так же любим. И если человек совершил проступок, его все равно надо любить. И благодаря такому воспитанию, когда есть и строгость, и любовь, ты сможешь его исправить и наставить на путь истинный. Необходимо изменить отношение не только к преступникам, но и к ребятишкам в детских домах. Их надо научить различать добро и зло, приучить к взаимопомощи и состраданию.

Вместе с отцом Софронием едем на место будущего приюта. Раньше здесь была коррекционная школа на 500 детей с отдельно стоящей столовой, котельной, гаражным комплексом и большим двором. Теперь все это заросло деревьями, а крыша двухэтажной школы, выстроенной в форме буквы «Г», провалилась. 

Совсем скоро в этом приюте дети-сироты смогут получать альтернативное детским домам воспитание. Фото: АиФ / Елена Лодыгина

– А зачем рядом с детским приютом строить еще и дом для пожилых людей? Разве этого приюта будет недостаточно?

Отец Софроний: – Благодаря дому для престарелых дети будут уважать старших, научатся милосердию и помощи. Но я бы хотел, чтобы здесь в будущем появился совхоз, мы бы держали коров, лошадей. Тут чудесная местность: рядом Кама, лес – место благодатное! 

Не оскудеет рука дающего

– Как обычно люди реагируют на вашу просьбу о помощи? Готовы ли они помогать? 

Отец Софроний: – Знаете, в Казахстане отношение к священству со стороны государства и общества в  тысячи раз лучше, чем здесь. Но когда меня обвинили в нарушении тамошних законов и начались суды, поддержали, как это ни странно, мусульмане. Защищал в суде сам председатель мусульманской общественности. Поэтому дело не в нации, а в людях. Нации ведь по определению не могут быть плохими. В Казахстане едешь по дороге, и если тебя останавливают, то не с агрессией, как здесь, а с уважением. В Березниках 150 тыс. жителей, а на службу приходят лишь 200-400 человек. В казахской деревне, где я служил, русских проживало 5 тыс. человек, а приходили в церковь 10-15 человек. 

Там люди стремятся к жизни, а здесь все проснуться не могут. И такая война за день-
ги идет, что только диву даешься. Сейчас вот мы строительство начали. И я еще раз убедился, что  строитель – это уже не специальность, а национальность. Когда подрядчику объясняешь, что это детский приют и не надо завышать цены, у него совесть просыпается, и он соглашается на сумму в 500, а не в 700 руб. Но это в Казахстане. Здесь любые торги неуместны. Человек должен зарабатывать и кормить семью. Вот и все! И его больше ничто не интересует. А ведь Россия испокон веков славилась своим великодушием, состраданием, милосердием. Неужели за 20 лет люди очерствели, а россияне стали другими?

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах