99

От огня войны. Когда в Прикамье впервые появились беженцы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37. АиФ-Прикамье 09/09/2014
Гонимые бедой люди бежали куда глаза глядят.
Гонимые бедой люди бежали куда глаза глядят. Из архива Аркадия Константинова

Так было и в чеченскую войну 1994-1996 гг., и в Великую Отечественную, и в Первую мировую.

Все началось осенью-зимой 1914 г., когда в губернию из входивших в состав Российской империи Польши и Прибалтики стали прибывать люди, покидавшие зоны боев. Через несколько месяцев приток стал массовым – за сотню тысяч человек. Со всеми сопутствующими явлениями – раздетостью-разутостью, проголодью, грязью, болезнями, завшивленностью… Стало ясно: сострадательностью отдельных жителей горе не преодолеть. Поэтому создали губернский комитет помощи беженцам. 

Сострадание и радушие

Их встречали на станции Пермь II, где  были оборудованы фельдшерский пост, помывочно-дезинфекционный пункт, столовая. Кормили просто, но сытно: мясными щами, кашей с маслом, чаем. Детям дополнительно полагались молоко с ломтем белого хлеба. Затем, рассортировав в соответствии с профессиями и родами занятий, распределяли по уездам. К примеру, на Пермский уезд пришлось 15 тыс. человек, Кунгурский – 8 тыс., Осинский – 10 тыс., Оханский – 9 тыс., Соликамский – 7 тыс., Чердынский – 3 тыс. 

В Перми были сняты помещения на 2500 койко-мест. 

В уездах переселенцев распределяли по домам, которые предоставляли хозяева за плату по соглашению. В дальнейшем каждому беженцу полагалось по 2 руб. квартирных денег в месяц. Им безвозмездно оказывали медицинскую помощь, в аптеках бесплатно выдавали лекарства. Дети беженцев освобождались от платы за учебу в гимназиях и школах (причем открылось несколько польских, латышских и еврейских школ).

За 1915-1917 гг. через Пермь прошло более 30 тыс. беженцев мужчин, свыше 10 тыс. женщин и 20 550 детей. Из них лишь 5592 чел. осели в Перми. Реальное количество беженцев не поддается учету, так как многие из них оставались жить у нас без регистрации. Официальные сведения отражают лишь количество «призреваемого простонародья». А ведь были еще эвакуировавшиеся чиновники с семьями, продолжавшие из централизованных источников получать жалование, «пособие по переезду и обзаведению», беспроцентные ссуды. 

Поскольку казенных средств не хватало, церковь и общественность устраивали сборы пожертвований, благотворительные концерты и иные мероприятия.

В тесноте и обиде

Однако не будем идеализировать. Документы краевого госархива свидетельствуют: «Большая скученность беженцев в домах, грязь, мусор, спертый воздух, несоблюдение ими элементарных правил личной и общественной гигиены приводят к развитию эпидемических заболеваний и высокой детской смертности». Многие из них, занимаясь «самоснабжением», самовольно рубили деревья, выкапывали картошку и т. п. Отсюда – конфликты. 

С течением времени, в связи с обременительностью постоя беженцев и ростом расходов на их содержание, местные жители стали относиться к ним хуже, старались под любым предлогом избавиться от чужаков. Началось массовое выселение. Имело место и стремление воспользоваться безвыходным положением тех, кто оказывался без крова и пропитания. У таких за бесценок скупали или меняли на продукты драгоценности, делали их бесплатной прислугой. И вот параллель: согласно данным соцопроса, который провели недавно, почти 80% наших земляков не готовы приютить беженцев с Украины.

«Не хотим быть грузчиками!»

Чем дальше, тем больше сказались и трудности общеэкономического характера. Инфляция, дороговизна, дефицит товаров делали пособия чисто символическими. Местная власть попыталась взять ситуацию под контроль. Так, губернатор Михаил Лозина-Лозинский под угрозой штрафа и трехмесячного ареста запретил повышать квартплату, цены на дрова, приказал беженцам наняться на сельхозработы, «изыскивая себе тем жилье и дополнительное пропитание» (ослушникам грозило лишение пайка и иного воспомоществования). Тщетно! 

В городах работу найти было сложно: грузчиками, конюхами, прачками лица интеллигентных профессий становиться считали унизительным. Организованные земствами и благотворителями швейные артели, где трудоустраивались беженки, оказались нерентабельными.

А вскоре грянули Революция и Гражданская война. Волны беженцев нахлестывались одна на другую. С Востока сюда приезжали те, кто не хотел жить под Колчаком, а с Запада убегали противники Советской власти. С 1919 г. вместе с разбитыми белогвардейцами потянулись в дальние края и пермяки. Иных вообще за рубеж занесло. Но это уже другая история.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах